«Бил головой о стену, пытал ложкой»: подробности убийства 2-летнего ребенка

«Бил башкой о стену, пытал ложкой»: подробности убийства 2-летнего ребенка

Супруга садиста боялась заявлять в полицию на мужа-тирана

«Бил головой о стену, пытал ложкой»: подробности убийства 2-летнего ребенка

Как стало популярно «МК», 30-летняя мать малыша Марина, воспитанница детдома, получила однокомнатную квартиру в 2007 году. Даме сложно было устроиться в жизни, она перебивалась случайными заработками. Порой сдавала квартиру и жила у знакомых.

С 40-летним Эдуардом дама познакомилась в 2014 году во Владимирской районы, когда приехала в гости к подруге. Марина с приятельницей отдыхала возле карьера, когда к ним пришлась компания из молодых мужчин, среди которых был Эдуард. Он был судим в юные годы за хулиганство. После куцей переписки мужчина стал навещать москвичку. Как позже выяснилось, в родимом городе он одновременно сожительствовал с другой женщиной, однако вскоре кинул ее и перебрался в Московский регион. Эдуард в том числе скрывался и от судебных приставов — долг за квартиру превышает 200 тысяч рублей, также на мужу «висит» кредит в 100 тысяч рублей.

По профессии Эдуард строитель. Он нашел труд в подмосковном Дзержинском, куда уезжал в понедельник, а возвращался домой в пятницу. В пролетарии дни он жил в общежитии, а выходные проводил с Мариной.

«Бил головой о стену, пытал ложкой»: подробности убийства 2-летнего ребенка

В 2015 году у четы родились дети-близнецы. Дочь была здоровой, а сын появился на свет с пороком развития — заболеванием костей (по-медицински диагноз звучит как повышенный гиперостоз, то кушать увеличение содержания костного вещества в костной ткани). Доктора уверили Марину, что лечение даст результат, но на это потребуются годы.

Эдуард, по словам дамы, отнесся к болезни сына нетерпимо и с первых же дней сделался над ребенком измываться. Он упрекал Марину, что она родила инвалида.

— Порой он бил мальчика головой об стенку, а когда кормил, специально засовывал ложку побездоннее в рот, чтобы малыш задохнулся. Дать пощечину сыну было для Эдуарда обыкновенным делом. Я как могла заступалась за сына. А в дочке он души не чаял, — запоздалее рассказала женщина полицейским.

К своим двум годам мальчишка из-за болезни отставал в развитии, был очень худеньким, передвигался лишь на ходунках.

По словам Марины, сожитель поднимал руку и на нее. Однако в полицию дама не заявляла, так как боялась: Эдуард козырял высокопоставленными друзьями, какие якобы помогут ему выйти сухим из воды и во всем обвинить супруга.

Утром 10 июля Марина сквозь сон слышала, как Эдуард шлепал малыша (он был в своей кроватке), ребенок плакал. Дочка Виктория почивала с Мариной на диване.

Затем мужчина отправился на работу. Марина, когда пробудилась, обратила внимание на красные от слез глаза сына. На боль дитя не жаловался (хотя позже экспертиза показала, что отец бил его по башке, животу, сломал предплечье). Единственно, женщина заметила, что после кормления у мальчишку сильно вздулся живот, но решила, что это случилось от переедания. Днем мальчишка поиграл с сестрой, а вечером самочувствие ухудшилось — малыш сделался вялым, но не плакал. Марина уложила его в кроватку, а около 3.00 вторника услышала, что сына как будто тошнит. Когда она взяла его на длани, то у ребенка закатились глаза, и кроха перестал дышать.

Марина, желая выгородить сожителя, заявила докторам «скорой помощи», что сын упал с кроватки, поэтому он скончался. Затем дама набрала номер Эдуарда и сообщила о смерти сына. Тот, уместно, сначала не поверил, однако примчался домой уже через час.

После открытого разговора с полицейскими Марина открыла всю правду. Днем 11 июля Эдуарда приостановили. Судебно-медицинская экспертиза показала, что малыш получил многочисленные травмы внутренних органов. Эдуард вины своей не признает. Его мама, какая живет в Уссурийске, не может поверить, что сын способен на убийство. И первым делом обвинила невестку, что она оговорила Эдуарда.

Как бы то ни было, возбуждено уголовное дело по статье УК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности кончина потерпевшего».