Челябинского активиста обвинили в политической ненависти за костер в лесу

Челябинского активиста обвинили в политической ненависти за теплина в лесу

Гамиль Асатуллин выступает против строительства Томинского ГОКа вблизи от города

Челябинского активиста обвинили в политической ненависти за костер в лесу

Обитатели Челябинска ведут борьбу против строительства ГОКа уже несколько лет: они опасаются, что его деятельность повергнет к обрушению окрестных домов, пересыханию колодцев и общему ухудшению экологической обстановки: предприятие строится в 10 километрах от рубежей Челябинска.

Асатуллин был задержан в ночь на 11 сентября этого года: по этим следствия, он перелез через ограждение территории, принадлежащей «Русской медной компании», строящей ГОК, и поджег бревна на пункте его строительства. При этом рядом с местом инцидента были замечены плакаты «Вы все умрете» и «Верните деньги!».

После того, как Асатуллин был послан задержавшими его правоохранителями в ИВС, на него, по его утверждению, начали оказывать давление оперативники середины «Э», требуя отказаться от адвоката и дать показания на одного из лидеров движения «Ступней ГОК» Василия Московца. Движение планирует 17 сентября проведение масштабного митинга в мишенях противодействия строительству.

Адвокат Асатуллина, сотрудничающий с «Международной Агорой» Андрей Лепехин, рассказал нашему изданию, что оперативники «буквально не сходили» от его подзащитного в ИВС и угрожали возбуждением новых уголовных дел, в том числе по статьям об умышленном уничтожении собственности (якобы ущерб от костра составил 3 миллиона рублей) и сопротивлении сотрудникам полиции, а также помещением в камеру к чахоточным больным. Условием, которое ставили оперативники, говорит Лепехин, был несогласие от услуг адвоката и показания на Московца.

Асатуллин подписал спрашиваемые от него документы, однако вызванный адвокат по назначению сам адресовался к Лепехину, после чего заявления были отозваны. Лепехин подчеркнул, что оперуполномоченные не имели права спрашивать заявление об отказе от адвоката, так как оно может быть получено лишь в наличье другого адвоката. «Я это называю должностным преступлением», — подчеркнул Лепехин, уже подавший заявление на оперативников в СК.

Также Лепехин рассказал, что сотрудники середины «Э» продолжили давление, звоня жене Асатуллина и предлагая ей рандеву с супругом в обмен на расторжение соглашения с адвокатом.

При этом в самом «правонарушенье» Асатуллина, по словам Лепехина, есть лишь состав административного правонарушения: «Он на поляне в лесу поджег охапку дров, никакого ущерба нет, деревья на баланс ГОКа даже поставлены не бывальщины». Также посчитал абсурдными Лепехин и обвинения в политической и идейной ненависти в адрес Асатуллина, как и его преследование за нарушение общественного распорядка в лесу.

Адвокат особо подчеркнул, что в «преступлении» участвовали два человека, вторым из каких, по его убеждению, был связанный с центром «Э» провокатор, «науськивавший» членов движения против ГОКа «взяться за вилы» и уговоривший на акцию Асатуллина. Доказательством этому защитник считает то, что в акции участвовали двое человек, тогда как приостановлен был один. При этом, подчеркнул адвокат, в законе об оперативно-розыскной деятельности запрещены провокации, желая полиция открыто и заявляла ему, что «Асатуллин же поддался».

Самое увлекательное за день в «МК» — в одной вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram.