Чем России выгоден назревающий конфликт США и Китая. Ростислав Ищенко

Адмирал Гарри Гаррис, командующий Тихоокеанским флотом США заявил в окружение, что Америка готова противостоять Китаю в Южно-Китайском море, если тот продолжит «свои противозаконные морские претензии».

Чем России выгоден назревающий конфликт США и Китая. Ростислав Ищенко

Заявление военного такого ранга — само по себе не шутка. Тихоокеанский флот — крупнейшая и наиболее мощная группировка вооружённых сил США, вводящая в себя три оперативных флота (3-й, 5-й и 7-й), 5 дивизий атомных ракетных подводных ладей (38 единиц) и 2 экспедиционных корпуса морской пехоты (всеобщей численностью свыше 100 тысяч человек).

Это заявление становится еще немало значимым, если учесть, что оно прозвучало сразу после недвусмысленного оскорбления, фактически наметённого Китаю избранным президентом США Дональдом Трампом.

Трамп переговорил по телефону с президентом Тайваня (какой Китай считает своей территорией), а в ответ на возмущение Пекина заявил, что не соображает, почему США должны придерживаться политики «одного Китая», если им не получается договориться с Поднебесной по другим вопросам.

«Другие вопросы» — это перенос индустриальных предприятий американских компаний из Китая на территорию США, а также заявка укрепить китайский юань по отношению к доллару.

Трамп пытается не попросту выполнить своё предвыборное обещание и заставить американский капитал инвестировать в свою край. Реализация его планов на китайском направлении — не только создание в США тысяч пролетариев мест, которых лишится Китай. Трамп пытается вернуть Америке статус «студии мира».

Поэтому требование возвращения американской промышленности на родимую землю сопровождается требованием укрепления юаня к доллару. Ведь произведённую продукцию надо ещё реализовать. Слабый доллар создаёт благоприятные условия для национальных производителей-экспортёров.

Почти ультиматум

Совокупность заявлений избранного президента США и командующего Тихоокеанским флотом звучит как предъявленный Китаю ультиматум. Либо Пекин «добровольно» отдаёт США индустрия и рынки, либо текущий уровень военной конфронтации (и без того рослый) будет доведён Америкой до предела.

Очерчены и пункты, кругом которых намечается противостояние. США будут требовать ликвидации выстроенных Китаем военных баз в Южно-Китайском море (на искусственных островах). Вашингтон также усилит свою поддержку тайваньских политиков, выступающих за самостоятельность острова и увеличит военно-техническую помощь Тайваню. Аналогичным манером США поддержат все страны региона, с которыми у Пекина есть территориальные препирательства, а это Вьетнам, Филиппины, Малайзия и тот же Тайвань.

В общем, Трамп очутился для Китая тем же, чем Клинтон грозила обернуться для России — президентом, готовым ради достижения своих политических мишеней заменить дипломатические переговоры военным шантажом, доводя его до той ювелирной грани, когда начало военных действий может очутиться спонтанным, вызванным любой случайностью.

Кто с кем больше дружит

При этом Китай является союзником (пускай и неформальным) России. Пекин совсем недавно поддержал позицию Москвы в по Сирии в Рекомендации Безопасности (СБ) ООН. В последние годы проводятся всё более масштабные совместные учения как сухопутных армий, так и военных флотов России и КНР.

Главное же заключается в том, что без Китая рассыпается концепция Большенный Евразии, положенная в основу международной политики Москвы заключительного десятилетия. Более того, эта концепция разрушается и в том случае, если Китай будет отнят промышленной мощи и возможностей международной торговли.

Если основным поставщиком промышленных товаров в Европу вместо Китая сделаются США, то и торговые пути пойдут в обход России, и экономически (и военно-политически) ЕС вновь переориентируется на Америку.

Даже проекты Трансатлантического торгово-инвестиционного партнёрства и Транстихоокеанского торгового партнёрства, на ныне дезавуированные Трампом, могут вновь оказаться актуальными.

В всеобщем, всё, что глобалисты проиграли в прямом столкновении с Россией, Трамп может отыграть при поддержки манёвра, просто перенеся главный удар с России (какую свалить не удалось) на Китай, чья военная мощь представляется гораздо слабее российской.

Если Китай отвергнет ультиматум Трампа (а вероятность этого ближня к 100%), он будет рассчитывать на российскую поддержку. При этом Трамп открыто готов к серьёзным уступкам Москве в Сирии и в Европе. Отчего бы не уступить сегодня, если собираешься отыграть это завтра (после победы над Китаем)?

Создать треугольник

Договариваться с Вашингтоном на Закате и одновременно поддерживать его оппонента на Востоке будет непросто. Янки, в соответствии со своей дипломатической традицией, постараются увязать все проблемы в одинешенек пакет и обусловить договорённости по Сирии, Украине и ЕС нейтральной позицией России в противостоянии США с Китаем.

Такое решение для России неприемлемо, поскольку если победят США, то Москва продует все добытые за полтора десятилетия позиции. Если же Пекин в одиночку выиграет у США, он остро усилится, но другом России уже не будет. Наоборот, попытается за её счёт компенсировать утраты от противостояния с США.

Единственным доступным России вариантом Восточной стратегии является организация трёхсторонних (Москва-Пекин-Вашингтон) переговоров. Удобопонятно, что партнёры будут не в восторге от попытки России вклиниться в их препирательство с плохо скрытой посреднической миссией.

Однако Москва может в этом случае поступить вполне по-американски. Поскольку военная опасность в Негромком океане непосредственно угрожает и границам России, логично выступить с предложением демилитаризации региона. Поскольку же разом такой сложный вопрос решить нельзя, ограничиться приданием раскатанным силам флотов чётко выраженной оборонительной конфигурации.

Основные силы Тихоокеанского флота РФ и так находятся у родных берегов. Баз за пределами Владивостока, Курил и Камчатки Россия не имеет. Для эффективной обороны своего побережья Китаю надо контролировать акваторию береговых морей, для чего и строятся базы.

Следовательно, можно условиться об отказе от строительства новых и замораживании недостроенных (если таковые будут к крышке переговоров). США же, для повышения мер доверия, необходимо отозвать оперативные флоты к родимым берегам. Передовые базы на Гавайях и Аляске служат достаточной гарантией безопасности материковой территории Америки.

Пора работает на Россию

Понятно, что достижение договорённости на подобных условиях утилитарны нереально. Но соглашение не является для нас принципиальным. Подойдут и просто нескончаемые переговоры.

Ситуация в Сирии, на Украине, а затем и в ЕС развивается так, что пора работает на Россию. При такой динамике и векторе развития событий проблема заключается не в том, перейдут ли они под опеку Москвы, а в том, насколько целыми перебегут. Чем дольше США заняты на Востоке, тем больше у России времени и возможностей оформить наиболее подходящий для себя формат перехода.

Больше всех надо торопиться Трампу, который должен предъявить избирателям промежуточный итог уже в 2019 году. Китаю также необходимо как можно скорее развязать себе руки. Региональный кризис связывает все его ресурсы и не позволяет коротать активную политику на других направлениях.

Для России же затяжка переговоров на Восходе позволяет развязать себе руки на Западе, после чего сконцентрировать все освободившиеся ресурсы на восточном курсе.

Кроме того, сам факт согласия США на обсуждение сокращения военного наличия в регионе усилит позиции Москвы в территориальном споре с Токио. Японии придётся учитывать, что проблема о выводе американских баз с её территории, который она сейчас пытается использовать для торговли кругом Южных Курил, может решиться без её участия — в прямых переговорах России и США.

По сути, России на Далеком Востоке сегодня нужен своеобразный местный «минский процесс» — переговоры ради переговоров — игра на выигрыш поре. Просто потому, что любые резкие действия ухудшают позицию, а затягивание поре расширяет пространство возможных решений.

Источник: news-front.info