Что ожидает российскую экономику в 2017 году

Что ожидает российскую экономику в 2017 году

Пришагало время принимать стратегические решения

Что ожидает российскую экономику в 2017 году
фото: Наталья Мущинкина

Некто уверенно от поставленного вопроса отмахнется: ну какие революции?! Напомню одинешенек подзабытый прогноз, его выпустили в 2011 году не философы-политологи, а базарные аналитики компании «Ренессанс капитал». Они попытались на основе сравнительно-исторического разбора 150 стран нащупать пороги в уровнях ВВП на душу народонаселения, которые критически повышали риски массовых выступлений против существующего построения. Получилось вот что: с $10 000 на душу населения демократия — навсегда. Но это, увы, не про Россию. Из всеобщего правила делается исключение для стран — экспортеров нефти. Оно обосновывается экспериментом стран Персидского залива с высокими доходами и «непоколебимой», по дефиниции доклада, автократией. «Бессмертие» же нефтяной автократии, по оценке авторов доклада, надвигается с $19 000 ВВП на душу нефтеэкспортирующего населения. Россия, впрочем, не целиком встраивается и в «персидский» ряд. Для нее придуман особый термин — «анократия» (немощная демократия с автократическими тенденциями). Подушевой доход оценен в $14 000; по суждению аналитиков, есть тридцатипроцентная вероятность, что Россия повысит степень демократии. «Мы не удивимся, если президентские выборы 2018 года будут немало конкурентными», — осторожно надеются авторы. Альтернатива — перспектива вступления России в клуб «бессмертных автократий». Вероятность такого сценария политкорректно не указывается.

К конкретным цифрам могут быть притязания, но суть не столько в самих цифрах, сколько в расставленных указателях. Россия в очередной раз оказывается перед судьбоносной развилкой. И куда она свертит или уже сворачивает, должен ответить именно 2017-й. Дело, удобопонятно, не в далеких революциях, а в приближающихся президентских выборах 2018-го.

Прогноз от «Ренессанс капитал» легковесно критиковать. В несокрушимую автократию не в Катаре, а в России верится с трудом при любых обстоятельствах. Да и революции зависят не лишь от уровня ВВП на душу населения. Но списывать прогноз в архив не стоит. Что бы ни случилось с 2011 года в мире и на Ближнем Востоке, указатели прогноза повышают смысл принимаемых в России стратегических решений.

Стратегия, даже при ее отсутствии, пахнет нефтью. Нефтедобывающей краем Россия, конечно, останется, как бы ни менялась ее экономическая модель. А что ее давным-давно пора обновлять — общее место. Сначала (еще в эпоху заоблачных цен на нефть) экономика отказалась вырастать вслед за ростом цен, в 2015–2016 годах прибыли российских компаний вырастали, а инвестиции падали. Слово за политиками.

Позиция Владимира Путина двойственна. Он поставил перед правительством задачу подготовить программу, обеспечивающую темпы роста российской экономики, превышающие среднемировые. Если задание президента не постигнет судьба печально знаменитых «майских указов», обновление экономической политики может означать и обновление экономической команды.

Однако пока президент не раз выражал поддержку ключевым фигурам финансово-экономического блока. А они не раз публично заявляли, что российская экономика, по крайней мере в среднесрочной перспективе, если и пойдет в рост, то скромный — никак не рослее 2% годовых. Заведомо ниже среднемировых темпов.

Что же надлежит измениться в нашей экономике в 2017 году? Можно, нагнетая страстности, ждать революции в правительстве или в ЦБ. Но что мешает, например, реализовывать крупные инфраструктурные проекты с опорой на госинвестиции или инвестиции госкомпаний одновременно с институциональными реформами? Можно подняться на пуристские позиции, утверждая, что еще более возросшая роль страны противоречит одному из кардинальных направлений институциональных реформ. Но в политике перевешивают прагматичные мишени: инфраструктура нужна частным инвесторам не меньше потепления инвестиционного климата, она пробудит и частные инвестиции. А для сокращения роли государства есть размашистое поле и за пределами инфраструктуры.

Начало 2017 года многообещающе. Это и достигнутый степень цен на нефть, и появившиеся надежды на то, что «дно» санкций пройдено. Понятно, позитив может рассеяться. Но вице-премьер Аркадий Дворкович может оказаться правым, ратифицируя, что текущие цены на нефть уже учитывают риски неполного выполнения договоренностей о сокращении добычи нефти. Тогда степень в $55 за баррель может оказаться устойчивым. Что же касается чаяний на улучшение российско-американских отношений, факт в том, что Дональд Трамп и его формирующаяся администрация не перегружены негативом от отсутствия должного взаимодействия между Вашингтоном и Москвой.

Самое пора принимать стратегические решения в российской экономике.

Санкции . Хроника событий