Два ЧП с психическими срывами повергли москвичей в шок

Два ЧП с психическими срывами повергли москвичей в шок

Резня в буддийском святилище и безумие электромонтера

Два ЧП с психическими срывами повергли москвичей в шок
фото: tvzvezda.ru

Электромонтера свели с ума в преддверие дня рождения

Теле- и интернет-шоу в прямом эфире разыгралось вчера в Новопеределкине, в доме на Боровском шоссе, 18, корпус 3. Начиналось все как банальный нервозный срыв, а продолжилось — как триллер с элементами безумия. Около 13.00 устроилась информация, что 27-летний Леонид Оводов (28 лет ему исполняется ныне, 21 февраля) заперся в квартире со своей семьей — супругом Дарьей и дочерьми-погодками, 4 лет, 2 лет 7 месяцев и 1 года 3 месяцев. Разом же пошел слух о захвате заложников.

— Я никого в заложники не хватал, — заявил Леонид Оводов дозвонившимся до него правозащитникам. — Ребята сейчас находятся в комнате, смотрят мультфильмы. И психологическая поддержка им никакая не требуется. А вот жене, возможно, и требуется.

Когда активисты попросили передать трубку даме, она смогла сказать лишь, что все относительно нормально, но по голосу было слышно, что она в шоке. Все выходившее в последующие часы москвичи могли наблюдать в прямом телеэфире. Порой это напоминало комедию, иногда фильм ужасов.

Сначала спасатели натянули под окнами так именуемый «куб жизни» — видимо, из расчета, что Леонид или кто-то из ближних выпрыгнет с 5-го этажа. Потом «куб» пришлось сворачивать. Около 16.00 собровцы уже ринулись было на штурм, но угрожающие вопли Оводова заставили спецназ остановиться. После этого Леонид вылез в окно кухни и вяще часа, сжимая в руках нож, нес всякую ахинею. Вспоминал о революции 1917 года, ругал свое начальство, какое якобы отмывает деньги (домашний мятежник трудится электриком в ОАО «ОЭК-ЦЭРС», занимается контролем за состоянием электричества на улицах), и правительство, вспоминал царей, вплоть до Ивана IV. И весьма ругал сионистов. Большинство его выкриков напоминали его же безумные посты в соцсети. В какой-то момент Оводов выкинул в окно банку с запиской (ее сразу же забрали пожарные). В дланях у него периодически мелькали то мобильный телефон, то нож, то кружка с какой-то жидкостью. то водительские права — их парень демонстрировал, чтобы доказать, что он не состоит на учете в ПНД.

Где все это время находились супруга и малышки? В какой-то момент женщина подходила к окну, после снова скрылась в одной из комнат. Все это время там горел свет — как знак того, что с несчастливыми домочадцами все в порядке. Ближе к 18.00 в окне кухни показалась старшая дочка и попросила «Не обижайте папу!» Потом на заднем поле снова возник силуэт жены, женщина спокойно наливала воду. Миролюбивая идиллия московской семьи, которая вполне соотносится с характеристикой, этой Леониду соседями (прекрасный отец, доброжелательный мужик и т.д.). Если бы не…. Если бы не угрозы и немало чем странные посты мужчины в Интернете.

Чего же хотел Оводов? Если прослеживать существование мирного электрика, веселого парня и многодетного отца по его страничкам в Интернете, то можно предположить, что кризис настал у него где-то полгода назад. В графе «интересы» показались группы, которые больше подходят для записных антисемитов. Но целый бред начался в середине февраля. Оводов утверждал, что сионисты стряпают его убийство, что об этом известно его сестре. Вот еще одна запись, вполне типическая для борца с мировой закулисой: «Ни до одного посольства дозвониться не могу (ожидаемо). Значит буду импровизировать как вечно. От вас всех помощи ноль. Привлекайте СМИ. Пусть потом меня посадят или в дурку установят (обычно осведомленных или тихо убивают или накачивают и сажают в дурку) Мне необходима связь с посольством. Я не хочу поднимать шум, но могу. Хотите поддержать обратитесь в посольство или Китая или КНДР и Иран. Передайте моё извещение, я буду говорить только на территории этих посольств. Кто тугой и не соображает что происходит, читайте — протоколы сионских мудрецов. У меня кушать доказательства!»

Два ЧП с психическими срывами повергли москвичей в шок
фото: Дмитрий Погорелов

Естественно, все это не могло не сказаться на касательствах в семье. По словам знакомых, супруга Дарья неоднократно плакалась, что Леонид ведет себя нехорошо. Он не бил детей, но у Дарьи возникали сомнения в его психической адекватности.

— Смущали масонские заскоки Леонида, — сообщают друзья. — Они вылезали наружу, когда Леонид решал в очередной раз кинуть курить и пить. Нет, он не был таким уж запойным алкоголиком, но употребить рюмку-другую обожал. Возможно, крыша поехала из-за грядущего отъезда Дарьи с девочками за город — супруга собиралась провести там целый месяц в компании мамы.

Замечались за Оводовым и иные странности. Так, он любил кричать из окна на детей, которые прогуливались на площадке. При этом Леонид был очень набожным, регулярно посещал храм. Явных денежных проблем у семьи не было: в числе долгов — неоплаченный штраф в 500 рублей за нарушение ПДД и престарелый (еще 2013 года) иск, проигранный ДЕЗу района Ясенево за неуплату коммунальных услуг (на Боровском шоссе Оводовы снимали квартиру).

Развязка настала в воскресенье вечером. Жена Леонида (которую он назвал «бывшей) обращалась в полицию с заявлением о том, что супруг выпорол ремнем одну из дочек. Сам москвич ратифицирует, что ребенок получил «за дело», мол, она обидела младшую сестру и, отстояв возложенное время в углу в качестве наказания, не захотела извиняться. Муж считает, что подобная система воспитания — норма. И после визита сотрудника полиции, не согласившегося с суждением агрессора и посоветовавшего его жене обратиться с ребенком в травмпункт, чтобы зафиксировать побои, он каким-то манером выведал телефон… отца полицейского, набрался наглости и позвонил ему. Во пора разговора Леонид пытался выведать у пенсионера, порол ли он своего сына в младенчестве. Обескураженный таким подходом пожилой москвич ответил, что не применял таких методов. На этом беседа закончился. А поздним вечером Леонид написал нечто совершенно фатальное: «Мой час уже близок, по всей видимости. Не поминайте лихом!» Этот самый «час» настал в понедельник днем.

На момент подписания номера «МК» домашний буян все еще не был обезврежен, несмотря на уговоры родимых, близких и полицейских. Не могли не вызвать вопросы некоторые поступки силовиков. Во-первых, непонятно, почему зевакам позволили не попросту наблюдать за драмой воочию, но еще и перекрикиваться с Оводовым, вести с ним безумные диалоги — ведь в подобный ситуации каждое неосторожное слово может иметь неисправимые последствия. Во-вторых, неясно, почему Леониду не ограничили доступ в Интернет — из тех же соображений (к маловразумительным постам Оводова тут же добавлялись идиотские комментарии). В-третьих, отчего спецназовцы не могли обезвредить многодетного отца через окно с поддержкой выстрела усыпляющими пулями — да мало ли способов, в конце крышек? Конечно, если конфликт закончится благополучно, эти вопросы будут не так живы. Но судя по интенсивности таких вспышек, подобное ЧП не последнее.

Студент организовал резню по приказу потусторонних сил

Внезапное умопомрачение у 23-летнего студента Плехановского института — предварительная вина кровавого происшествия в гостинице «Ханой» на Ярославском шоссе в ночь на понедельник. Молодой человек, вооружившись ножом и вилкой, налетел на прихожан буддийского храма в этом же отеле. Ранены пять человек, в том числе 8-летняя девочка.

Как сделалось известно «МК», вечером молодой человек по имени Туань совместно с родителями, оптовыми торговцами одеждой с рынка «Люблино», принимали гостей в своей трехкомнатной квартире на 9-м этаже (в этом дому помимо гостиничных номеров есть и апартаменты). Туань был учтив и галантен, как обычно — поздоровался, повесил на вешалку одежду гостей.

Вьетнамцы потчевали блюдами, приготовленными по оригинальным рецептам — рисом с овощами и свининой. Хмельного на столе не было.

В конце ужина один из гостей, посмотрев на Туаня, поинтересовался, отчего у того хмурый вид. Парень неожиданно произнес, что неизвестные насилуют его девицу (на самом деле девушки у Туаня нет).

Два ЧП с психическими срывами повергли москвичей в шок
фото: Евгения Ручкина

Вся компания пересела за журнальный столик, где гостям предложили травяной чай. Туань же с недобрым видом и блеском в глазах сидел за обеденным столом и крутил в дланях вилку. Также он попеременно брал в руки то ножи, то бутылки, то ножницы.

Одинешенек из приглашенных, по его собственному признанию, ощутил мурашки на коже. Припомнив, что родители Туаня жаловались на сына (мол, в последнюю неделю он сделался странным — ночами не спит, а курит), мужчина решил выйти в соседнюю горницу и на всякий случай вызвать психиатров.

Санитары не успели приехать — Туань с вилкой в дланях выскочил вон, забежал в соседнюю комнату, где схватил нож. И побежал на 21-й этаж — в буддийский святилище, где в воскресенье было много людей, так как шла служба. Здесь он и организовал резню.

Вслед за санитарами в гостиницу «Ханой» вызвали полицию, по-иному жертв могло бы быть куда больше. Туань, орудуя ножом и вилкой, ранил пять прихожан — 8-летнюю Чан (девочка получила удар в брюхо), 46-летнюю Чионг Тхи, 22-летнюю Чан Минь Туан, 49-летнюю Нгуен Ты Кин и попытавшегося застопорить его 33-летнего охранника Александра Иванова. Самого дебошира, видимо, охранник «приложил» об угол, в итоге у студента очутилась рассечена бровь.

Раненых развезли по московским больницам, их существования ничего не угрожает. Туаня также отправили в лечебницу — вначале к нейрохирургам зашивать бровь, а после в психиатрическую больницу. Диагноз пока не удобопонятен, но очевидно, что речь идет о психическом расстройстве. Незадолго до случаи Туань рассказывал соседскому мальчику, что слышит потусторонние голоса. Они советуют быть осмотрительными с родителями — мол, те задумывают убийство сына — и рекомендуют Туаню намести первым удар.

В семье Туаня на учете в ПНД никто не заключается. Семья благополучная, обеспеченная, приехала в Московский регион из Вьетнама в 90-е годы. Парень родился в Москве, отлично говорит по-русски. Раньше подобных отклонений у него не отмечалось. Вариант с нагрузкой от учебы также отвалился, так как сейчас у студентов каникулы.

По факту нападения возбуждено уголовное дело по статье «Покушение на смертоубийство малолетнего ребенка». Туаню проведут психиатрическую экспертизу, чтобы установить его вменяемость.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Комментирует врач-психиатр Клиники постстрессовых состояний Борис БЕЛКИН: «Вин подобных внезапных срывов несколько. Это может быть вдруг проснувшееся заболевание или его обострение. От депрессии до шизофрении, которая имеет немало разновидностей. Еще одна возможная причина — прием каких-то психоактивных веществ: алкоголя, запрещенных наркотических оружий. Однако реакцию спонтанной агрессии может вызвать и комбинация совсем легальных препаратов, которые просто не сочетаются между собой. Также вероятен вариант, когда такие действия являются реакцией человека на безденежье, кризисы в жития. По большому счету подобные ситуации — это символ времени. Существовать стало труднее, люди испытывают общее ощущение безнадежности. Предупредить развитие агрессии можно не вечно. В ряде случаев события развиваются по принципу «ничто не предсказывало». Но иногда у человека за несколько часов или дней появляются симптомы. Пуще всего их может определить только тот, кто давно и хорошо ведает будущего «агрессора», — друг, его лечащий врач, причем не непременно даже психиатр. Раньше, в советское время, подобные случаи предупредить было гораздо проще. Все люди с психическими и неврологическими проблемами стояли на учете. Их ведали участковые врачи и милиционеры. Любое изменение в привычном их поведении разом бросалось в глаза».

Комментирует подполковник ФСБ в отставке, участник спецоперации по освобождению заложников в Буденновске Алексей ФИЛАТОВ: «С точки зрения закона захват заложников приравнен к теракту. Руководство операцией имеет право отдать распоряжение о штурме помещения, где находятся заложники, или ликвидации захватчика. В жилом квартале весьма легко найти удобную точку, откуда это можно сделать одним выстрелом. Неплохой специалист с 30–50 метров попадает не то что в человека — в 10-рублевую монету. Правонарушитель в данном случае явно не профессионал, из оружия у него при себе лишь нож. При штурме он даже не успеет не только зарезать кого-то из заложников, он даже себе не сумеет причинить вред. Но надо соображать, что здесь бытовой захват. Это совершенно особый случай. Руководство операцией соображает, что перед ними не профессиональный головорез, а доведенный до отчаяния человек, у какого просто поехала крыша от жизненных проблем или алкоголя. Такого человека можно покинуть в семье, сохранить ему жизнь. Убить — это всегда самое несложное. Здесь нужны переговоры. 80–90%, что они закончатся успешно и он падёт и выпустит заложников живыми. Если же переговорщики почувствуют, что кушать реальная угроза жизни членам его семьи, будет зачислено решение о ликвидации. Но любая подобная спецоперация считается проведенной успешно, если она окончилась переговорами».