Европейская мышь и рыжая полевка не обмениваются блохами

Европейская мышь и рыжая полевка не обмениваются блохами

Рис. 1. Европейская лесная мышь (слева) и рыжеволосая полевка переносят инфекционные заболевания, в том числе — и опасные для человека. Фото с сайтов naturephoto-cz.com и zoodb.ru

Многие опасные для человека заболевания передаются грызунами, причем обычно возбудители переносятся разом несколькими видами грызунов, обитающими на одной территории. Потому ранее считалось, что болезнетворные бактерии или вирусы с помощью паразитов могут легковесно переходить с одного вида-носителя на другой. В недавней статье получены эти против этой версии. Показано, что в крови европейской лесной мыши и рыжеволосее полевки в Великобритании встречаются разные наборы генетических черт одних и тех же видов бактерий из рода Bartonella, то есть смешивание при передаче от мыши к полевке и навыворот происходит редко, хотя те и другие обитают бок о бок в одном лесу.

Звериные участвуют в распространении многих опасных для человека инфекций. Такие инфекции именуют природно-очаговыми (это зоонозные инфекции, локализованные в природных очагах). Возбудители этих заболеваний циркулируют в популяциях определенных видов животных, служащих для них природным резервуаром. В частности, грызуны служат источниками чумы, туляремии, лептоспироза и иных опасных заболеваний. Их возбудители находятся в крови грызунов и, как правило, к заболевания самих грызунов не приводят. От грызуна к грызуну они переносятся блохами или клещами. Тем же линией попадают и к человеку, хотя заразиться многими инфекциями можно также сквозь воду или продукты, с которыми до того контактировали грызуны, если возбудитель инфекции тем или другим образом попадет в кровь (через ранку или слизистые оболочки).

Таким манером, в профилактике природно-очаговых инфекций (наряду с прививками, которые, к слову, кушать далеко не от всех инфекций) важное место занимает труд с грызунами. Известно, что возбудители многих природно-очаговых инфекций могут быть отысканы у грызунов разных видов. К примеру, чуму переносят сурки, суслики, песчанки, мышевидные грызуны и крысы. Потому логично предположить, что инфекционные вирусы или бактерии легко и нередко переходят с одного вида грызунов на другой. А это значит, что война с той или иной инфекцией должна включать в себя меры против разом нескольких видов грызунов, обитающих в этом месте.

Такая парадигма властвовала в эпидемиологии до недавнего времени. Но в последнее время стали накапливаться эти, что всё не совсем так: даже если несколько потенциальных видов-переносчиков существуют бок о бок, то это еще не значит, что возбудитель будет свободно переходить от одного из них к иному, и наоборот. Эта идея, на самом деле, принципиально меняет понятие о природно-очаговых инфекциях и мерах борьбы с ними. Но пока тут еще много неясного.

Недавно новые интересные данные на этот счет удалось получить группе британских ученых. В фокусе их внимания бывальщины грамотрицательные бактерии из рода Bartonella. По крайней мере семь обликов этого рода опасны для человека. Так, Bartonella bacilliformis возбуждает бартонеллёз (болезнь Карриона), которая переносится москитами. Иные бактерии рода Bartonella, к счастью не опасные для человека, циркулируют в популяциях грызунов и передаются от зверька к зверьку блохами. Потому взаимоотношения этих бактерий и грызунов могут служить спокойной моделью в изучении природно-очаговых инфекций, так как (за исключением невосприимчивости человека к ним) обладают всеми их свойствами.

В обсуждаемой труду исследователи изучали два широко распространенных в Европе вида грызунов — европейскую лесную мышь (Apodemus sylvaticus) и рыжеволосую полевку (Myodes glareolus), переносчиков нескольких общих обликов Bartonella. Эти грызуны часто формируют природные очаги — то кушать они могут быть заражены не везде (по крайней мере в приметном количестве), а только в этих очагах. Сохранность очага (то, что он не распространяется дальней или делает это медленно) связано с тем, что грызуны не очень мобильны в цельном. Ученые пытались понять, передаются ли, и насколько часто, бактерии между этими двумя обликами.

Для этого они в 2011–2012 годах отлавливали мышей и полевок в нескольких пунктах на северо-западе Англии. У каждого животного брали из хвоста образчик крови и собирали с него блох. В каждого грызуна также вживляли микрочип, чтобы идентифицировать индивидуум при повторном отлове. Затем в лаборатории методами генной инженерии исследовали кровь, полученную от грызунов и их блох, на объект наличия в ней бартонелл.

Они присутствовали в 816 (59,3% от общего числа) пробах крови лесной мыши и в 599 (48,9%) пробах крови рыжеволосее полевки. При этом разные виды Bartonella сплошь и рядышком встречались у обоих видов грызунов (рис. 2). То есть полотно здесь была ровно та же, что обычно наблюдается в разных природных пенатах. И именно та, которая давала основание предполагать, что инфекционные вирусы или бактерии вольно переносятся от одного вида грызунов к другому.

Европейская мышь и рыжая полевка не обмениваются блохами

Рис. 2. Встречаемость различных обликов бартонелл в пробах крови рыжей полевки и лесной мыши. Рисунок из обсуждаемой статьи в Journal of Animal Ecology

Но немало детальный анализ показал, что картина все-таки не совсем такая. Ученые внимательно проанализировали три наиболее нередко встречающихся вида бартонелл: Bartonella grahamii, B. taylorii и B. birtlesii. Для любого из этих трех видов удалось выявить несколько генетических черт. Встречаемость этих линий у мышей и полевок показана на рис. 3, и видать, что в основном у них обнаруживаются разные линии. А это значит, что обмен бартонеллами между мышами и полевками выходит достаточно редко, хотя эти грызуны живут бок о бок. Конечно, порой такой обмен всё же может происходить, но важно, что это случается нечасто, и кровь мышей и полевок «населяют» различные «популяции» бартонелл.

Европейская мышь и рыжая полевка не обмениваются блохами

Рис. 3. Встречаемость генетических вариантов Bartonella grahamii (А), B. Taylorii (B) и B. birtlesii (С) в крови рыжеволосых полевок и лесных мышей. Рисунок из обсуждаемой статьи в Journal of Animal Ecology

Этот вывод подтвердился, когда ученые внимательно проанализировали сброшенных с грызунов блох и бартонелл в выделенной из них крови. Выяснилось, что на мышах и полевках встречаются одни и те же облики блох (рис. 4), но при этом блохи между видами почти не перемещаются. Очутилось, что на основе линий бартонелл, выделенных из блохи, можно было с рослой вероятностью предсказать, с какого вида грызуна эта блоха была сброшена. То есть у мышей и полевок есть свои «бартонелльные штрихкоды», какие характерны и для их паразитов. Поэтому, скорее всего, генетические отличия между бартонеллами, циркулирующими в крови полевок и мышей, связаны с тем, что эти грызуны немного контактируют друг с другом и не обмениваются блохами.

Европейская мышь и рыжая полевка не обмениваются блохами

Рис. 4. Облики блох, собранных на рыжих полевках и лесных мышах. Рисунок из обсуждаемой статьи в Journal of Animal Ecology

Получается, что даже если ближние по экологии грызуны имеют сходный видовой состав паразитов, то это не значит, что эти самые паразиты вольно передаются от вида к виду. Пока еще рано делать далекоидущие выводы для эпидемиологии, но, тем не немного, в устоявшуюся парадигму о природно-очаговых инфекциях, возможно, придется привнести коррективы, поскольку паттерны циркуляции патогенных бактерий и вирусов среди звериных могут оказаться сложнее, чем считалось ранее. Если подобные изыскания для других переносчиков и патогенов в дальнейшем покажут сходные итоги, то это может упростить и повысить эффективность профилактики опасных заболеваний, так как надо будет «понимать» не со всеми видами-переносчиками в очаге распространения инфекции, а лишь с долей из них. Впрочем, пока на это можно только надеяться.

Источник: elementy.ru