Гайдаровский форум прописал рецепты больной экономике

Гайдаровский форум прописал рецепты нездоровый экономике

Для роста ВВП требуются инвестиции, реформа госуправления и повышение пенсионного года

Гайдаровский форум прописал рецепты больной экономике
фото: Наталья Мущинкина

Главная экономическая интрига наставшего года — как и за счет чего сможет правительство обеспечить обещанный на бумаге рост российской экономики. Разумеется, дискуссия с участием сливок экономического общества, состоявшаяся на форуме, дала понятие о тех рецептах роста, которые находятся в арсенале властей. Однако при этом присутствовало стоическое ощущение дежавю — все это мы уже слышали раньше, и неоднократно.

Меньше страны

В этот раз высокопоставленные представители экономического блока правительства опять не упустили случая поделиться заразительным оптимизмом относительно грядущего экономики, которая вот-вот начнет расти. Особенно весок был первый вице-премьер Игорь Шувалов, который стал натуральным фронтменом Гайдаровского форума, появляясь то на одной, то на другой пленарной сессии. Первоначальный вице-премьер отметил, что стратегия экономического роста страны может базироваться на двух ключевых пунктах: адекватном налоговом бремени и главенстве конкуренции. Собственно развитие конкуренции может стать весьма актуальным ключом роста, так как, по мнению Шувалова, скоро прекратят свое поступок санкции против России, а вслед за ними и контрсанкции. Шувалов отметил, что развитию конкуренции в краю зачастую мешают региональные и муниципальные власти, решающие проблемы в пользу «прикормленных» предприятий, поэтому в правительстве вплотную взяты обсуждением проблемы государственной собственности, в том числе ее объемов.

Уместно, от планов по приватизации госсобственности власти отказываться не собираются, рассказал Игорь Шувалов: в скором поре в правительстве пройдет совещание по утверждению окончательного плана торговель госдолей крупных предприятий частным компаниям на 2017–2019 годы. Отметим, что, по экспертным оценкам, в России весьма велика доля госучастия в экономике — около 70%.

В связи с этим весьма оптимистично прозвучали высказывания главу Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева, как раз и отвечающего за состояние конкуренции на базарах страны. Он отметил, что преисполнен надежд на либерализацию таких традиционно монополизированных областей, как добыча нефти и газа. Артемьев подчеркнул, что в России в принципе нет областей, где не могла бы активно развиваться конкуренция, без которой, по его мнению, краю не видать экономического роста.

Деньги пока есть

Такие заявления не могут не умерить сердца инвесторов, к которым с площадки форума обращался не лишь Игорь Шувалов, но и министр экономического развития Максим Орешкин. Он наименовал рубль «сильной и крепкой» валютой, которая в последние годы перестала быть переоцененной, и призвал инвесторов вкладываться в рублевые активы. Глава МЭР отметил, что в условиях роста экономики значительно не упустить момент для инвестирования, а главная задача правительства, в свою очередность, работать над формированием определенности и уверенности бизнеса в дальнейшем развитии экономики. «Макроэкономическая политика — это не проблема достижения инфляционных уровней, а вопрос стабилизации ожиданий, в том числе со сторонки бизнеса, над чем активно работает правительство и Центральный банк», — отметил Максим Орешкин.

Однако порой представлялось, что в новом амплуа министра экономики Орешкину пока непривычно, потому в нем периодически просыпался зам.министра финансов — именно этот пост он не так давным-давно оставил. Возможно, поэтому высокопоставленный спикер вдруг адресовался к сугубо финансовой тематике, сообщив, что не ожидает исчерпания Резервного фонда в 2017 году. Сохранение резервов, по его суждению, станет возможным с учетом возрастания цен на нефть в начале этого года.

Отметим, что в 2016 году совокупный объем фонда составлял 3,641 трлн рублей, но по итогам года сократился почти в 4 раза — триллионные суммы бывальщины брошены на латание бюджетных дыр. Соответственно, по расчетам правительства, оружий в нем оставалось в лучшем случае еще на год. Теперь Орешкин посчитал необходимым подправить эти расчеты. Также глава Минэкономразвития заявил, что не планируется радикальных изменений и в налоговой системе РФ в ближайшие годы. Зато он намекнул, что могут иметь место изменения «мягкие». В целом же налоговая система, по мнению министра, должна становиться несложнее и легче для легального бизнеса, должна быть связана со стимулированием инвестиций и инноваций, содействовать увеличению объемов экспорта и структурному увеличению занятости. Впрочем, о том же регулярно сообщали и предшественники Орешкина в кресле главы МЭР — вопрос в том, как такую систему выстроить на практике.

Шкала раздора

В связи с этим наиболее волнительный вопрос — будет ли введена прогрессивная шкала налогообложения доходов физиологических лиц (НДФЛ) взамен ныне действующей плоской. Максим Орешкин удостоверил, что такие планы не обсуждаются. Между тем шкала НДФЛ — давнишний объект дискуссий в правительстве, и это опять подтвердилось на форуме. Вице-премьер Ольга Голодец, отвечающая за социальный блок, заявила, что расчеты по вступлению прогрессии налогообложения на доходы физлиц все-таки ведутся в правительстве, но все это ради благой мишени — увеличения доходов населения. Она уверена, что основная проблема, с какой должны бороться власти, — это преодоление бедности, потому сейчас разрабатывается мера освобождения от подоходного налога тех, чья зарплата не превышает минимальный размер (МРОТ), то кушать 7,5 тыс. рублей.

Между тем премьер-министр Дмитрий Медведев, показавшийся на форуме уже после того, как прозвучало это заявление, слова своего заместителя опроверг, заявив, что в кабмине подобные меры не обсуждаются вовсе. Разноречивость заявлений, пожалуй, лишь добавила интриги в отношении грядущей шкалы налогообложения граждан.

В кризисный 2015 год по доходам народонаселения, за которые так ратует Голодец, сильно ударила инфляция, достигнув почти 13%, после чего она пошла на спад, за минувший год сократившись немало чем в 2 раза. Теперь поддержание целевого уровня инфляции является одной из основных задач Центрального банка России. Об этом заявила первоначальный зампред ЦБ Ксения Юдаева. «Инфляционное таргетирование способствует повышению стабильности экономики. Наша мишень — инфляция в 4%, понижение этого уровня можно будет обсуждать по мере развития экономики и финансовых базаров», — подчеркнула она.

Министр финансов Антон Силуанов, сообщая также о налогах, сообщил, что существующих налоговых ставок вполне довольно для выполнения задач государства. Поэтому важнее работать над собираемостью и администрированием налогов без повышения собственно фискального бремени. Совместно с тем глава Минфина анонсировал работу над стратегией совершенствования системы пенсионных начислений. Как отметил Силуанов, планируется направлять вяще средств тем, кто в них больше нуждается. По его мнению, такая система позволит свершить маневр внутри бюджета и перенаправить средства в здравоохранение или образование, каких всегда не хватает.

Переходная модель

Руководитель Счетной палаты РФ Татьяна Голикова в своем выступлении сделала ударение на сокращении неэффективных расходов государства, видя именно в этом добавочный источник экономического роста. Она отметила, что за счет рационализации госуправления в этом году кушать шанс мобилизовать еще 150–200 млрд рублей дополнительных доходов в бюджет. Совместно с тем Голикова заявила, что Россия до сих пор «сидит на нефтяной игле», что спрашивает от правительства накапливать, а не тратить доходы бюджета, даже при росте цен на сырье.

Своим рецептом оздоровления экономики, впрочем, также не сделавшимся сенсацией, поделился Алексей Кудрин, чей Центр стратегических разработок по заданию Президента РФ трудится над созданием экономической стратегии страны. Экс-министр финансов заявил, что Россия демонстрирует исторически низенькие темпы роста, и причиной тому не упавшие цены на нефть и продолжающиеся санкции, а структурный и институциональный кризис страны. «Старая модель экономики не работает, а новая еще не сформировалась», — резюмировал Кудрин.

Панацея от хронического отставания края — структурные реформы и снижение давления государства на экономику. Комплект преобразований, по версии Кудрина, давно известен: трансформация системы госуправления, освобождение частных инвесторов, реструктуризация монополий, повышение пенсионного года до 63 лет для женщин и 65 лет для мужчин с целью решения демографических проблем, увеличение бюджетных расходов на образование и здравоохранение для увеличения человечьего капитала. Озвученный сценарий действий, по прогнозам ЦСР, даст экономике шанс показать рост рослее 3% в 2019 году и 4% — в 2022 году. Однако Кудрин, представляется, и сам не верит в исполнение этого плана. Во всяком случае, он заявил, что правительством не принимаются твердые меры для запуска новой модели экономики.

Переубедить его попытался выступивший на Гайдаровском форуме с короткой речью премьер-министр Дмитрий Медведев. Он согласился с тем, что росту экономики препятствует дефицит инвестиций, произнёс о необходимости структурных реформ и назвал основной риск, с каким стране приходится бороться, — технологическое отставание. Глава кабмина удостоверил, что правительство работает над планом действий по ускорению темпов роста, какой должен помочь «разогнать» российскую экономику до показателей рослее среднемировых.

Но пока все рассуждения на тему о том, какими способами нашей экономике удастся перегнать весь мир, выглядят явно неактуально. На повестке дня куда немало скромная задача — перейти в 2017 году хоть к какому-либо, да росту. После двухлетнего спада это уже будет большим достижением для российской экономики.