Израиль представил свою музыку в Витебске, и представил же

Опубликовано вс, 16/07/2017 — 07:06 пользователем NEWSmuz.com

Гала-концерт искусников искусств Израиля мог бы быть скучным, все-таки Зубина Мета или Манца Шлома тут не ожидалось.
В программе значились лишь солист Израильской оперы Феликс Лившиц и оркестр аккордеонов из Беер-Шевы. На деле вышло куда богаче. «Славянский базар в Витебске» захотел показать обеспеченность израильской культуры, и сделал это по-домашнему. Сам Витебск — родина огромного числа творцов еврейской культуры, начиная с Марка Шагала.

Феликс Лившиц все-таки начинов — он в жюри конкурса молодых вокалистов, и ему нужно было нестись затем на собственно конкурс. Уроженец Донецка и солист Донецкой оперы Феликс Лившиц с 1996 года трудится и живет в Израиле. Он пел с оркестром Меты, проходил 7 лет стажировку в Метрополитен-опера, поет по всему вселенной. В этом году он даже вошел в отборочное жюри конкурса «Славянский базар» в Израиле. Это отличный тенор. Он начал со «Скрипача на крыше», продолжил чистым «Адажио» Альбинони. И вроде бы все спел, но неожиданно продолжил еще — «Санта Лючия» и даже «Живет моя отрада».

Затем вышел Jerusalem Keytlin Band – это семейный ансамбль выступающего фаготиста Константина Кейтлина, ученика Аркадия Гурфинкеля, немало лет игравшего в джаз-клезмер-бэнде «Apropos.Art» Юрия Поволоцкого. С Константином играют его супруга Ольга (училась с ним в Иерусалимской академии музыки на флейте), и трое детей. Репертуар — все тот же клезмер с джазовыми нюансами. Дети играют на кларнете, скрипке и саксе. Играют не то, что умело, но на изумление точно. Ни одной технической ошибки. А соло Константина Кейтлина бывальщины и вовсе восхитительны, одну из которых он закончил феноменальным передувом.

Израиль представил свою музыку в Витебске, и представил же

Jerusalem Keytlin Band

Еще тут спела участница ребяческого вокального конкурса 10-летняя Тали Купер. Девочка подлинно неординарная (хотя окончательно судить можно будет после завершения мутации голоса). Но у нее действительно яркий сочный голос с отличными обертонами и природной певучестью. А еще артистизм. «Хаву Нагилу» она спела живо и с вящим запасом диапазона. Потом Уитни Хьюстон с I can’t live without you из «Телохранитель». А затем ей еще вручили приз от дирекции «Славянского базара» за «мастерство и наитие». Возможно, у нее прекрасное будущее.

Еще одна отличная певица, лауреат 3 премии прошлогоднего конкурса вокалистов Анна Тимофей из Приднестровья, в 2013 году переехавшая в Израиль. У нее весьма специфическое звукоизвлечение, самое звучное звучание в высоком и ультра-высоком регистре. И тут стоит вопрос репертуара. Она спела песню «Иерусалим — золото», песню из кинофильма «История любви», «Донс-донс-донс», Time To Say Goodbye и, самое основное, знаменитую сложнейшую арию из «Призрака оперы». И тут-то она очутилась на высоте — виртуозные верхние регистры она брала легко и технически достоверно. Хотя в обычных сопрановых ариях порой выглядела неярко. У нее действительно шикарный верхний регистр, иногда она переходит на ультразвук, и это изумительно легко и красиво.

Во втором отделении был ожидаемый «Оркестр аккордеонов» п/у Виктора Деренбойма. И тут масса смешанных впечатлений. Дело в том, что изначально оркестр Деренбойма был попросту оркестром его студентов в консерватории Беэр-Шевы. А лет пять назад сделался оркестром из любителей музыки в Беэр-Шеве. От профессоров консерватории до уборщиц. Спрашивать от любителей профессионального звучания некорректно. Выглядит-то все эффектно: 21 аккордеон, тамбуры, бас, клавиши, рояль и отчаянно жестикулирующий перед ними дирижер. Соло на баяне. Но за рамки любительского звучания оркестр очевидно не сходит.

Израиль представил свою музыку в Витебске, и представил же

«Оркестр аккордеонов»

Была сыграна обширная программа, фактически сольный концерт. Попурри из еврейских песен, вводя «Тум-балалайку», множество опереточных сценок (от «Марица» Кальмана до «Джудитты» Легара), мюзиклового Уэббера «Кошки», «Чардаша» Монти, попурри из советских песен (на «Катюше» дал сделался петь зал)… Вокальные партии исполнила Изабель Мари — это было камерно, незапятнанно, но без должного интонирования или даже артикуляции, хотя у певицы был микрофон. У оркестра открыто выделялись солисты, они действительно профи, но во многих случаях звучание аккордеонов (в той же Memory в «Кошках») было нарочитым и ничуть не заменяющим привычные оркестровые струнные. Так что ощущения собственно смешанные. Либо надо поднимать культуру звукоизвлечения, либо разыскивать более харизматичную вокалистку. Потому что даже в Funiculì, Funiculà хотелось бы уже немало четкой артикуляции или более чистого звучания аккордеонов.

В цельном вечер Израиля в Витебске прошел по-домашнему. И это было собственно знакомство в богатой культурой музыки Израиля, чего и хотелось.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Ключ: newsmuz.com