Как «избитый в уличной драке» бегун Шубенков обретает профессию

Как «истертый в уличной драке» бегун Шубенков обретает профессию

Русские возвращаются в легкую атлетику

Как «избитый в уличной драке» бегун Шубенков обретает профессию
фото: ru.wikipedia.org

Вердиктов было у российской атлетики много, а выходов мало. И сегодняшняя ситуация в очередной раз обосновывает: выбирать нам не приходится. Это «они» выбирают, кого пустить на старты, а кого нет. И это «они» диктуют, когда Россия сможет выйти на старт не под нейтральным флагом. Пока – так. И это «так» уже лучше, чем беспросветное ожидание, какое изматывало весь последний год.

Совет IAAF, как известно, зачислил очередное решение не восстанавливать членство ВФЛА в международной организации — то кушать спортсмены России до сих пор не имеют права выступать в международных состязаниях. Но после подачи индивидуальных заявок от россиян IAAF все же разрешила кое-каким легкоатлетам вернуться к стартам, предварительно ограничив их в правах и тут — только под нейтральным флагом.

И сразу – о нейтральном флаге, под каким должны выступать россияне на ближайших стартах. Ближайших – то кушать коммерческих, а значит, никакой повышенной болезненности темы тут нет, желая бы потому, что флаг в честь победителей на них не поднимается. До лета, когда состоится чемпионат вселенной в Лондоне (с 5 по 13 августа), время еще есть и страсти по предлогу, надо ли выступать под нейтральным флагом, накалять совершенно ни к чему. Нервы нашей легкой атлетики и так оголены.

На рассмотрении IAAF есть еще 70 заявок, хочется верить, что запретная стена все же проколочена и к чемпионату мира наших легкоатлетов будет значительно вяще. Правда, если учесть, что по нехорошему для нас стечению обстоятельств чемпионат вселенной еще и пройдет в Лондоне, ожидать, что команда эта будет велика, не стоит. А что будет она выступать там под российским флагом – весьма зыбкая мечта.

Президент Международной ассоциации легкоатлетических федераций Себастьян Коэ заявил, что разочарован тем, как Всероссийская федерация легкой атлетики выполняет критерии по восстановлению в правах: «По ключевым моментам все еще есть большие пробелы. Я разочарован, не вижу причин, которые бы объясняли, отчего больший прогресс еще не достигнут, это не так уж сложно. Совет IAAF был разочарован и обеспокоен, разузнав о том, что перспектива восстановления ВФЛА в этом году остается далекой. У ВФЛА не надлежит быть иллюзий по поводу того, что критерии восстановления выполняются. Мы будем продолжать работать строго, у нас нет временных рамок. Мы вновь рассмотрим этот проблема в июле».

Июль – это, если кто забыл, перед августом. Чемпионат вселенной в Лондоне, а Коэ – хозяин чемпионата мира. Паззл простой.

Чемпионка вселенной Мария Кучина и чемпион мира Сергей Шубенков, как и отдельный их коллеги по сборной, которые получили индивидуальные «да» на старты от IAAF, вот-вот покажутся на соревнованиях. На днях Международная ассоциация легкоатлетических федераций допустила к участию в интернациональных соревнованиях еще пятерых: Илья Мудров (прыжки с шестом), Даниил Цыплаков (скачки в высоту), Сергей Широбоков, и Яна Смердова (ходьба), Ольга Муллина (скачки с шестом). Еще раньше было три положительно оцененных спортсмена — Анжелика Сидорова (скачки с шестом), Кристина Сивкова (спринт) и Алексей Сокирский (метание молота). Кушать и отклоненные заявки – 17 штук. Не допущены те спортсмены, у кого нет достаточного числа тестов. Хотя им и взяться-то неоткуда — РУСАДА не восстановлена, московская лаборатория не трудится в полной мере. ВФЛА признается – охватить всех спортсменов, чтобы они имели необходимые три допинг-пробы, возможностей нет.

Итого — десять одобренных заявок россиян, 17 отклоненных. Такая статистика. И она – не в нашу прок, хотя все же оптимистична.

Русские идут. Чего ждать от нас вселенной, а нам – от мира? «Первыми ласточками» возвращения станут Мария Кучина (скачки в высоту) и Сергей Шубенков (бег на 110 метров с барьерами). За ними все будут глядеть особенно пристально. Мы – с большущей надеждой. Все это ужасающе долгое пора отстранения спортсмены сборной России тренировались в надежде на то, что момент допуска все же настанет. И надо быть готовым к выходу в сектор, на дорожку. Быть готовым в любую минуту и не сходить – сложно и физически и морально.

Раз IAAF все же начала выдавать допуски, сейчас возникает новая тема: на каких турнирах россиян ожидают? Сергей Шубенков, например, собирался начать старты на этапе «Бриллиантовой лиги» в Шанхае 13 мая. Но очутилось, что список участников уже сформирован. Шубенков может там выступить при условии, что некто из заявленных ранее снимется. Но уже получено приглашение на этап в Юджине 27 мая (забег на 110 метров с барьерами на этих состязаниях не входит в зачет серии).

Значит, до выхода на старт «разрешенного» Шубенкова остается еще полтора месяца. И, вероятно, именно они станут самыми трудными. Нужно выйти и быть на степени, который привыкли видеть соперники и зрители.

«Первое, о чем надо помнить, допуск – не гарантия участия в стартах. Надо будет с любым организатором договариваться, – пишет Шубенков в инстаграме. — Но это уже труд менеджера. Я себя чувствую избитым человеком, который победил в уличной свалке. Вот только не ощущается пока этой победы. Почему все так длинно? В моей жизни за это время глобально ничего не менялось: те же тренинги, сборы, отсутствие допинга, регулярный контроль раз в месяц от шведской компании по запросу IAAF. Так отчего в июле было нельзя допустить, а сейчас можно?

Юрий Борзаковский произнёс, что на ЧМ атлеты должны выступать под флагом России. Согласен! И когда такая возможность покажется, я вновь буду выступать под флагом. Я акцентирую внимание на том, что «выступать под флагом». Я не сообщаю, что буду вновь выступать за Россию. Потому что я русский, и мне можно хоть на лоб наклеить хоть пять нейтральных флагов, но я все равновелико останусь русским, буду жить и тренироваться в России, и выступать за Россию… Моя мишень – выиграть чемпионат мира в августе. Пусть на пьедестале гимн России включить не разрешат, но ребята из сборной по биатлону уже показали, что наши спортсмены недурно поют».

Вот такие слова звезды мирового спорта. Согласитесь, выстраданные. Их можно находить заявлением от русских миру.

А от мира – заявления другие. Вот они, основные претензии из письма руководителя рабочей группы IAAF по восстановлению членства ВФЛА Руне Андерсена: национальное допинг-тестирование в России ограничено; Следственный комитет РФ отрекается разрешить вывоз из России пробы из Московской антидопинговой лаборатории, доступ к легкоатлетам в затворённых городах все еще затруднен; по-прежнему остаются вопросы по адекватной реакции на расследования профессора Ричарда Макларена и его доклады (Андерсен цитирует негативные высказывания первого вице-президента ВФЛА Андрея Сильнова о бездоказательности доклада Макларена); требуется пересмотр взаимоотношения к информаторам и поддержка борьбы за «чистый спорт» членами сборной России, а также требуются реальные шаги (а не лишь правильные слова) со стороны руководства ВФЛА; назначение главой приметливого совета РУСАДА двукратной олимпийской чемпионки Елены Исинбаевой вряд ли является шагом в верном направлении, так как спортсменка регулярно критиковала выводы первой комиссии WADA и информаторов.

«Ситуация с одним из лидеров движения «за незапятнанный спорт» в России Андреем Дмитриевым вызывает тревогу, учитывая, что он был вырван покинуть Россию. Любой человек, обладающий информацией о системе, какая не смогла защитить цели и желания чистых спортсменов, должен ощущать себя в безопасности и иметь возможность открыто говорить о том, что ему популярно», — приводит слова Коэ официальный сайт IAAF. И еще, от этого же спикера: «Мы не сообщали, что избрание Исинбаевой главой наблюдательного совета РУСАДА исключает восстановление ВФЛА. Это, скорее, проблема к ВАДА. Я знаю, что у них есть четкое мнение по этому проблеме».

Информатор Дмитриев, спортсмен, далекий от побед, мелькнувший для размашистого зрителя, как персонаж минутной роли, – почему-то герой. А Елена Исинбаева – всемирная рекордсменка, звезда звезд – высокую должность занимать не может, чего-то «не то» наговорила. Сообщать в этой ситуации может и имеет право, наверное, любой. Не только информаторы, которые могут быть, конечно, правдолюбами, но ведь могут ими, согласитесь, и не быть.

Вот так нам продолжают выкручивать длани, а мы пытаемся в ответ выкручиваться, как можем. А как тут мочь-то? Отдать под контроль все шаги и поступки рабочей группе Андерсена? Так они уже все сами взяли, особенно и не спрашивая. От России желают услышать только то, что хотят, другие слова не принимаются. Но ведь любая игра захватывает. А игра «без преходящих рамок», по признанию Коэ, — тем более.

Терять легко. Возвращать – мучительно. Нам всем придется ощущать себя «избитыми» еще долго. И упрямо идти вперед, хоть крохотными, хоть совершенно малюсенькими шажками. Еще — говорить меньше, поводов не давать. Хотелось бы, разумеется, развернуться с нашей пролетарской прямотой, но — выхода другого нет. До Токио надо дойти уже в целом составе сборной.