Константин Сергеевич, не верю: каким был спортивный директор «Зенита» Сарсания

Константин Сергеевич, не верую: каким был спортивный директор «Зенита» Сарсания

Агент Алексей Сафонов: «Он вполне мог возглавить и РФС, и РФПЛ»

Константин Сергеевич, не верю: каким был спортивный директор «Зенита» Сарсания

Как, Константин Сергеевич?! Молодой, целый сил и идей, весёлый, умный… Это не только я, это любой из общавшихся с ним выдал бы с ходу, спроси его что-то про человека, какой стал одним из отцов команды, выигравшей «золото»-2007. И завоевавшей после 14 мая 2008 года Кубок УЕФА.

Да что там «одним из», слышал не раз, что сделал вяще всего для того триумфа как раз-таки Сарсания, а не тренеры Защитник (возглавлял тогда «Зенит»), Петржела или Морозов (его предтечи). Хотя глупо, наверное, оценивать чей-либо вклад в победу в процентах, когда выговор идёт о командной игре…

Но ведь неслучайно этим летом, когда питерцев надо было вытаскивать вновь наверх после боашевско-луческовского по большенному счёту безвременья, вспомнили про Костю, с которым зенитовский президент Сергей Фурсенко и вернулся в клуб.

Не чересчур ли фамильярно — Костя? Ни в коем случае. Именно на такой, «Костя — Лёша», формат общения перебеги мы практически сразу, после нескольких телефонных разговоров. Он был человек не про патетика и не для пафоса. Никто поэтому никогда не говорил в неофициальных беседах — Сарсания там, Константин Сергеевич… Лишь — Костя. Так называл его весь футбольный мир, который (можно я обобщу?) весьма его любил.

«У него вообще врагов не было, мне кажется, — произнёс Алексей Сафонов, футбольный агент и постоянный наш эксперт, когда я позвонил ему, приколоченный горькой новостью. — Хотя наш бизнес жёсткий… Вот я, чего таить, со многими не общаюсь, некоторым просто руки не подам. А он был подобный человек-позитив. Всегда с улыбкой. Несмотря на то, что я на три года старше, Костя сделался агентом раньше меня — и был для меня, можно сказать, преподавателем. Всегда объяснял, что можно в этом мире делать, а что невозможно. Я думаю, очень много людей, которые ему благодарны и какие вспоминают его сейчас самыми тёплыми словами. И тренеры, и футболисты, с каких он, кстати, свой процент принципиально никогда не брал — лишь с клубов. Да и болельщики всегда о нём исключительно хорошо говорили: что в «Динамо», что в «Зените», что в «Рубине», да и в Литве, где он трудился…

При этом профессионал — исключительный. Не переставал учиться буквально ни на секунду. Представлялось, с его положением в футбольном мире давно можно было стать. И просто пожинать плоды. Заслуженные, между прочим. А он — продолжал самосовершенствоваться. Размышляю, со временем Костя вполне мог возглавить РФС (Российский футбольный альянс — А.Л.) или ту же РФПЛ (Российскую футбольную премьер-лигу — А.Л.). Да что там со временем, уже мог!»

А я слушал Сафонова — и вспоминал его с Максимом Михалко книжку. Называется «Театр футбола». Там немало от Сарсании. И немало про Сарсанию. Истории — необыкновенно весёлые. Как он, например, будучи со своим другом Курбаном Бердыевым в Африке, подговорил попрошаек на здешнем рынке — и потом те шокировали тренера, пошумевшего в Европе с «Рубином» и с «Ростовом», когда на незапятнанном русском обращались к нему: «Бекиич, дай денег!»

…Ему не было даже 50. И мы, увы, так и не записали с ним большенное интервью. Всё думали — успеем ещё. Болтали не для печати — и я поражался изумительно точным оценкам, которые Сарсания давал происходившему в нашем футболе и в отдельных клубах, куда привозили не игроков, как мастерил сам Константин Сергеевич, а явные «дрова».

Теперь уже и не запишем…