Кредитная дружба: зачем Россия продолжает покупать верность Лукашенко

Кредитная товарищество: зачем Россия продолжает покупать верность Лукашенко

Экономика Белоруссии выживает лишь за счет Москвы

Кредитная дружба: зачем Россия продолжает покупать верность Лукашенко
фото: pixabay.com

Предоставление этого кредита было согласовано еще нынешней весной на встрече президентов Владимира Путина и Александра Лукашенко. Москва тогда согласилась рефинансировать долговые обязательства Минска, то кушать, снова выделить «братскому» государству средства, за счет каких Белоруссия будет обслуживать свои предыдущие долговые обязательства перед нашей краем.

Этой сделке предшествовал затяжной российско-белорусский конфликт в энергетической районы. В начале 2016 года белорусская сторона в одностороннем распорядке пересмотрела цены на российский газ и стала платить $73 за тысячу кубометров вместо $132, как было зафиксировано в долгосрочном межправительственном контракте. Образцово полгода Россия пыталась урегулировать этот спор без применения каких-либо санкций. В итоге, когда сумма хвосты Минска за газ превысила $700 млн, Москва снизила на 20-25% поставки российской нефти в эту край (большую часть объемов, поставленных на беспошлинной основе, белорусы перерабатывают в готовое топливо и отправляют в Европу).

Белоруссия, чей ВВП в итоге такого решения Кремля мог снизиться на 1,5%, заявила о готовности платить за российский газ изначально спрашиваемую цену. Москва в свою очередь тоже пошла на уступки и согласилась рефинансировать длинны Минска. Причем на довольно выгодных условиях — новая кредитная черта предоставлена Россией на 10 лет с погашением займа дважды в год.

По словам главу направления «Экономика и финансы» Института современного развития Никиты Масленникова, обе сторонки в этой ситуации достигли определенных результатов — Москва получила предварительные гарантии возврата Белоруссией длинна за поставки газа, а Минск добился возобновления импорта нефти в старых объемах. «Нельзя однозначно утверждать, что кто-то вышел из этого препирательства победителем, а кто потерпел поражение», — отмечает эксперт.

«Несмотря на преференции Минску, российская сторонка рассчитывает также на понимание со стороны Белоруссии в геополитических проблемах», — говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. В том числе, и по предлогу Донбасса, переговоры по урегулированию военного конфликта в котором выходят на белорусской площадке.

Вместе с тем, Лукашенко постоянно старается вести игру на «двух шахматных досках»: он не отрекается от интеграции с Россией в рамках ЕАЭС, однако продолжает вселять Евросоюзу, что его контакты со Старым Светом будут крепнуть.

Между тем, платить за российскую финансовую поддержку Минску все-таки придется. Кредиты, какие Москва продолжает выделят Белоруссии, не в состоянии погасить все внешние длинны этой страны, которые составляют около $14 млрд (из них немало $6 млрд — перед Россией). Положительные сдвиги белорусской экономики, какие наблюдаются в последний год (снижение инфляция с 12% до 6%, сокращение дефицита бюджета с 9,6% до 3,6% ВВП), тем не немного не позволяют Минску самостоятельно справиться с кризисом в экономике.

А кроме как на поддержка Москвы, ему рассчитывать не на что. Об этом наглядно свидетельствуют цифры: с 2005 до 2015 год ровные российские инвестиции в союзное государство составили около $106 млрд. Это до 65% зарубежных вложений в белорусскую экономику, какие осуществляются как частными компаниями нашей страны, так и государственными банками. Есть также и «скрытое субсидирование», в том числе и за счет льготных цен на энергоносители. «Разумеется, у России осталось не так много союзников мирового масштаба, и мы будем частично примиряться с противоречивыми поступками со стороны Минска, чтобы сохранить его в качестве политического и экономического единомышленника», — помечает Макаркин.

Тем не менее, лояльности Кремля может настать предел. Как намекнул на днях замминистра энергетики Анатолий Яновский, Россия опять может задействовать «нефтяную трубу» для давления на соседа. По его словам, у нашей края нет обязательств по экспорту в Белоруссию 24 млн тонн, как оговорено с межправительственном соглашенье. «Есть обязательства создать условия для поставки этого объема», — отметил чиновник замминистра.

Иными словами, если на геополитическом и экономическом пространстве Минск продолжит выражать недовольство Россией, наша край может снова пойти на сокращение экспорта «черного золота», что сделается приговором для белорусской экономики.