Личное банкротство: долговая кабала или шанс отдать кредит

Собственное банкротство: долговая кабала или шанс отдать кредит

Кому выгоден новоиспеченный закон о заемщиках

Личное банкротство: долговая кабала или шанс отдать кредит
фото: pixabay.com

Когда все методы труды с долговыми активами, включая взыскание через суд, полностью исчерпаны, а должник по-прежнему не проявляет никакой заинтересованности в том, чтобы счесться, единственным законным методом вернуть долг кредитору является признание заемщика банкротом.

Скудость — не порок

До 2014 года банкротство в качестве правового понятия прикасалось только юридически оформленных предприятий. Однако изменения, выходящие в финансово-правовой системе страны, постепенно толкали к тому, чтобы официальный статус неплатежеспособности применялся и к отдельным гражданам. Нужда этого стала наиболее очевидна во время экономического кризиса 2008–2009 годов. Тогда же завязалась детальная проработка основных положений соответствующего закона. Этот процесс продолжался несколько лет. Лишь в конце 2014 года полностью разработанный законопроект был зачислен Госдумой. В силу он вступил с 1 июля 2015 года.

По этому закону с иском в суд может адресоваться не только сам должник, но и те организации, органы или частные лица, перед кем сформировалась хвост, сумма которой превышает 500 тысяч рублей, а просрочка превышает три месяца.

Большинство подобных дел рассматривается кораблями с подачи кредитора. Причем часто именно эта инициатива является стимулом для должников спешно искать деньги и возобновлять платежи, минуя судебные разбирательства.

Случается и так, что стороны, предвидя невыгодное для себя развитие событий, заключают всемирное соглашение — например, об особом, более щадящем графике погашения хвосты.

Как стать банкротом?

Обычно сначала в отношении физического лики, которое имеет финансовые обязательства, принимается решение о реструктуризации долгов. Однако в мочь положений закона в таком случае потенциальный банкрот должен подтвердить ключ дохода и доказать суду свою платежеспособность.

Правда, подобный вариант не всегда выгоден кредиторам, которые заинтересованы в целом и быстром возврате займа. Во-первых, потому что реструктуризация при банкротстве — это вечно более мягкие условия возврата денег (сниженная процентная ставка или возврат лишь основного долга). Во-вторых, несмотря на то что такой способ целиком не освобождает от ответственности по невыплатам, часть суммы, которая останется после завершения отведенного срока, списывается. При этом в счет погашения обязательств у должника могут ежемесячно — на протяжении, как правило, трех лет — списывать по 50–60% от доходов, оставляя лишь сумму прожиточного минимума.

На образце одного из судебных решений можно рассмотреть стандартную схему признания должника банкротом. У человека сформировалась вящая задолженность из неоплаченных кредитов перед несколькими банками. Он адресовался в суд для признания себя несостоятельным. Арбитраж Москвы подтвердил неплатежеспособность истца, зачислил решение применить процедуру банкротства и запустить реструктуризацию долгов в течение шести месяцев, поскольку заемщик имел небольшой доход — его зарплата составляла 15 тысяч рублей в месяц.

В материалах дела были сведения об отсутствии у должника имущества. Суд назначил финансового правящего для активов истца и прекратил начисление штрафов, пеней и процентов по его обязательствам, наложил мораторий на любые безвозмездные сделки, постановил заблокировать все операции по банковским картам и использованию по ним денежных оружий. В результате суд лишь частично удовлетворил претензии банков, так как стоимости собственности было недостаточно для формирования конкурсной массы.

Не каждый грузчик сдвинет кредит с пункты

Процедура банкротства — это способ через суд установить контроль над финансовым состоянием должника. Основной контролер — управляющий, который располагает широкими полномочиями по изучению собственности банкрота и реализации этой собственности. Закон наделяет правящего правами распоряжаться финансами должника, его счетами и сделками.

Нередко у потенциального банкрота нет ничего, кроме один-единственной квартиры или доли в ней, на которую по закону взыскание не может быть обращено, так как это собственность не входит в состав конкурсной массы. В этом случае у заемщика изымают бытовую технику, покрывают хвост за счет сбережений или ежемесячных доходов.

Бывают и исключения, обосновывающие, что даже при банкротстве и минимальном заработке освободиться от долгов навек не удается. Такое может случиться, если суд посчитает должника нерадивым, а причины, по которым у него возникли долги, необъективными. Так, когда зарплата заемщика ниже ежемесячных платежей по кредитам.

Вполне прецедентным в этом резоне можно считать решение Арбитражного суда Новосибирской районы, который, несмотря на признание истца банкротом и завершение процедуры реализации собственности, не освободил его от обязательств перед банками. Работая грузчиком и получая зарплату в 18 тыс. рублей, сибиряк оформил три кредита и ни по одному исправно не платил. В итоге за 3 года у него сформировалась пристойная задолженность — 630 тыс. рублей. Ежемесячные выплаты к тому моменту уже составляли почти 24 тыс.

Используя возможности новоиспеченного закона, заемщик подал иск о признании себя банкротом. Суд его заявление ублаготворил, запустил процедуру реализации имущества и назначил финансового правящего. В результате инвентаризации имущества должника, подлежащего включению в конкурсную массу, выявлено не было. К тому же никто из заимодавцев не заявил своих требований в суде, соответственно, их реестр не велся.

Запоздалее в арбитраже истцу было отказано в списании долгов. Суды всех инстанций увидали в действиях должника «формальные» признаки для признания себя банкротом и сделали вывод о его нерадивом поведении. В решении говорится, что он нанес ущерб кредиторам и изначально зачислил на себя заведомо неисполнимые обязательства, поэтому правила об освобождении от них на него не распространяются.

Не желаешь проблем — не бери в долг

Так для кого же разработан данный закон? Для заимодавцев или же заемщиков — физических лиц? И для каких заемщиков — откровенно бедных, неплатежеспособных людей или для тех, кто ранее почитался вполне состоятельным и только теперь оказался на грани банкротства?

Стоит отметить: порог в 500 тысяч рублей для признания физиологического лица банкротом был взят не с потолка. Меньшая сумма позволила бы обращаться с таким заявлением всем ликам, которые не могут справиться с долгами для легального освобождения от доли их выплат.

Это достаточно большая сумма денежных средств, чтобы человек подлинно имел проблемы по ее погашению. Как показывает практика, такой долг довольно быстро образуется как раз у лиц с низкими доходами, когда они набирают несколько кредитов и перестают их платить. Потому нельзя сказать, что данный механизм направлен только на гарантированные слои населения.

Смысл инициативы не в том, чтобы позволять всем желающим, какие формально подпадают под критерии, определенные в законе, объявлять себя банкротом, а в том, чтобы суд мог позволять финансовые ситуации, которые являются безвыходными для должника. Потому в приведенном выше новосибирском примере суд отказал признавать банкротом человека, какой изначально принял на себя заведомо неисполнимые обязательства. Таким манером, суд в каждом конкретном случае должен устанавливать, не является ли признание себя банкротом незапятнанной фикцией.

Такие примеры подтверждают, что инструмент банкротства физиологических лиц может быть применен в случае финансовых проблем для самых различных слоев общества. На Западе бизнесмены высшего уровня нередко обращаются к такому выходу при необходимости. У нас этот механизм пока новоиспеченный, поэтому и обращений еще очень мало. Остается надеяться, что со порой практика признания себя банкротом станет обычной как для обанкротившихся предпринимателей, так и для людей с низкими доходами, которые не смогли управиться с финансовыми обязательствами.

СПРАВКА «МК»

Самые громкие персональные банкротства

1. Тельман Исмаилов, основатель группы «АСТ», экс-владелец Черкизовского базара

Арбитражный суд Московской области признал его банкротом по заявлению одного из его заимодавцев — гражданина Бориса Зубкова, выступавшего одним из его кредиторов. Исковые заявки к Исмаилову в общей сложности превысили 160 млрд рублей. Тельман Исмаилов сделался первым россиянином, который добился подобного статуса.

2. Михаил Парамонов, основатель и экс-владелец Таганрогского автомобильного завода

Его хвост составляет 18,1 млрд рублей. Парамонов являлся поручителем по кредиту, какой был выдан ТагАЗу одним из госбанков. В 2014 году предприятие обанкротилось. С тех пор конкурсное производство продлевается любые полгода.

3. Владимир Кехман, генеральный директор Новосибирского арены оперы и балета

Ходатайство о признании Кехмана банкротом подано в суд 1 октября 2015 года. Среди его заимодавцев как крупнейшие государственные банки, так и частные финансовые организации. Сумма долгов превышает 9 млрд рублей.

4. Илья Гаффнер, депутат Заксобрания Свердловской районы

Илья Гаффнер стал известен после того, как в 2015 году после проблемы о повышении цен на продукты питания посоветовал россиянам «меньше столоваться». Депутат возглавлял аграрный комитет Свердловской областной думы. Иск о признании Гаффнера, выступившего поручителем по кредиту, банкротом устремил также один из крупных отечественных госбанков. Требования оценивались в 160 млн рублей. Ранее областное УФССП в связи с хвостом в 196 млн рублей ограничило депутату выезд за рубеж.

5. Олег Михеев, депутат Госдумы

Всеобщая сумма его долговых обязательств составляет 9,5 млрд рублей. Инициатор банкротства — частная компания, какой депутат задолжал около 175 млн рублей.

По данным интернет-портала pravo.ru