На российском рынке труда сложилась очень странная ситуация

На российском базаре труда сложилась очень странная ситуация

Спрос на рабочую мочь вырос, предложение упало

На российском рынке труда сложилась очень странная ситуация
фото: Алексей Меринов

Дело в том, что в своем предыдущем подобном обозренье, по итогам прошлого месяца, его авторы обозначили относительно новоиспеченную и весьма важную причину, мешающую экономическому росту в России: дефицит кадров, вводя высококвалифицированных, на рынке труда. Заметим, что тогда, в середине лета, синхронно с МЭР на проблему с рабочей силою указали и аналитики Центробанка, также подчеркнувшие опасность дефицита кадров для дальнейшего развития края.

Ситуация на рынке труда действительно складывается крайне тревожная. Вроде бы и официальная безработица этим летом придерживается на рекордно низком уровне (5,1–5,4% от общей численности трудоспособного народонаселения), но при этом специалисты фиксируют существенный рост спроса на рабочую мочь при ограниченности предложения. Иными словами, России для того чтобы «подняться с колен» в экономическом смысле, катастрофически не хватает рабочих рук.

Удобопонятно, что за месяц эта проблема сама собой не рассосалась. Логично было ожидать, что специалисты МЭР продолжат развивать живую тему, начнут глубоко анализировать тревожные тренды на базаре труда и предложат какие-то рецепты исправления ситуации с сокращением рабочей мочи.

Но авторы свежей «Картины экономики» пошли по совершенно иному пути, предложив своим читателям своеобразный «твист» (если продолжать кинематографические ассоциации) — представляется, именно так называются резкие сюжетные повороты фильмов, меняющие их ход на ровно противоположный.

Так вот, с легкой руки аналитиков МЭР, проблема превратилась в победу. Сообразно их логике, поскольку во втором квартале этого года в краю наблюдался заметный рост ВВП (2,5%), получается, что дефицит кадров в краю привел к подъему производительности труда. Иными словами, за истекший этап сокращающаяся армия работников произвела больший объем национального продукта. Как говорится, нас немного, но мы в тельняшках! Вот тут-то мне и вспомнились строчки из детской песенки про «неплохо» и «плохо»…

Будет крайне жаль, если столь благостный вывод «затворит» для власти тему дефицита рабочей силы. Потому что реальных проблем на базаре труда выше крыши: это и естественная демографическая яма, в которую потрафила наша страна, и «подвешенный» статус работающих пенсионеров, и шараханья в различные стороны по поводу привлечения в отечественную экономику мигрантов, и миллионы наших собственных трудовых, пребывающих в глубокой «тени». Однако к чему ими всеми заниматься, если вдруг у нас «поперла» производительность труда!?

Беда в том, что тезис этот — крайне сомнительный. Во всяком случае, возбуждает удивление, что напичканный под завязку всевозможной цифирью обзор МЭР никаких буквальных данных по производительности труда в России не содержит. Хотя это вполне счетная позиция: показатель определяется в динамике, как касательство роста ВВП к изменению совокупных затрат на труд.

Тем не менее заключительные официальные данные Росстата об отечественной производительности труда относятся аж к 2015 году. Тогда статистическое ведомство констатировало, что производительность труда в нашей краю упала впервые за шесть лет — на 2,2%.

Остается лишь предположить, что с тех пор ситуация как минимум не улучшилась, и собственно это стало причиной того, что МЭР и подчиненный ему Росстат взяли двухгодичную паузу в определении столь важного с точки зрения развития края показателя.

В условиях отсутствия официальных данных остается воспользоваться оценками Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), какая, пользуясь своими методиками, подсчитала производительность труда в четырех десятках ведущих экономик вселенной (опираясь при этом на статистику все того же 2015 года). Как очутилось, в России в час создается национального продукта на $25,9. Из обсчитанных краёв хуже цифра только у Мексики — $19,5. При этом нас в разы опережают не лишь лидеры рейтинга — Люксембург ($95,9) и Норвегия ($88,0), и не лишь США ($67,4). На Россию сверху вниз поглядывают Греция ($36,2), Польша ($29,7), Латвия ($27,6).

Если учесть, что после 2015-го мы пережили полноценный кризисный 2016 год, а в нынешнем году только-только наша экономика оттолкнулась от дна, рассчитывать на положительную прибавку в производительности труда не приходится.

Так что оптимистические рассуждения аналитиков МЭР о подъеме этого показателя представляются неким отвлекающим от подлинно серьезных экономических проблем маневром. «Нормальные герои вечно идут в обход», как пелось все в том же детском кинофильме «Айболит-66».