Новая версия убийства чиновника «Роскосмоса»: его обложили данью тюремные авторитеты

Новоиспеченная версия убийства чиновника «Роскосмоса»: его обложили данью тюремные веса

«Есть понятие общака и за комфортные условия нужно платить»

Новая версия убийства чиновника «Роскосмоса»: его обложили данью тюремные авторитеты
фото: Евгений Семенов

СИЗО №5 «Водник» трясет с того самого момента, как случилась трагедия: утром 18 марта в одной из камер, в туалете, был отыскан окровавленный труп Владимира Евдокимова.

На теле насчитали три ножевых ранения, летальным из которых оказался удар в шею — была перерезана сонная артерия, топ-менеджер «Роскосмоса» истек кровью.

Декламируйте материал «Топ-менеджер «Роскосмоса» Евдокимов умер от удара керамическим ножом»

Всех его 11 сокамерников допросили в первоначальный же день, и в ту самую камеру, где случилось ЧП, их уже не вернули. Более того, основных свидетелей (теперь они в таком статусе) расселили по разным СИЗО Москвы. О переезде в иной изолятор родным и близким не сообщили, поэтому те, «потеряв» их, возвысили панику. Примечательно, что среди бывших сокамерников убитого бывальщины довольно яркие и известные персонажи. Один из них, к примеру, — мэр Переславля-Залесского.

— Кушать основания считать, что Евдокимова перевели из камеры с видеонаблюдением в ту, где его нет, с мишенью вымогательства у него денег, — излагает версию наш ключ в спецслужбах. — Еще при поступлении чиновника в СИЗО криминальные веса заинтересовались его личностью, точнее, финансовыми возможностями. Вести переговоры на спецблоке, где он был изначально, проблематично. Потому его и переселили в шестой корпус.

Сотрудников СИЗО в этом случае, скорее всего, использовали втемную, считает ключ. По его словам, в новой камере Евдокимову объяснили, что есть понятие общака и что за комфортные обстоятельства нужно платить. В первый раз деньги были перечислены на счет, какой ему указали. Но потом аппетиты стали расти — с него потребовали сумму крупнее, а он с ее выплатой тянул.

— В СИЗО №5 сейчас «глядящий» Аслан, — косвенно подтверждает эту версию один из узников. — «Двигается» он от Тимура Саратовского (уроженец Чечни Салманул-Парусей Абдурзаков. — Е.М.). Сам Тимур сейчас в СИЗО №3 на «заморозке» (помещен в спецблок, есть под усиленным контролем, не имеет мобильной связи. — Е.М.). Но на «износ» (якобы Евдокимова пригрозили изнасиловать — Е.М.) или «мокруху» он вряд ли бы пошел… Это галимый беспредел.

Правозащитники находят, что «смотрящие» в изоляторах существуют благодаря поддержке следствия и зачастую работают с ним заодно. Если следователю нужно надавить на заключенного, то его помещают в «пресс-хату», где с ним «трудятся» представители криминального мира. Сотрудники СИЗО в данном случае не обязаны ведать полной картины, переводя арестанта в другую камеру (следователь может попросить это сделать с формулировкой «в оперативных заинтересованностях»).

Известны случаи, когда заключенных, которым и так грозил большенный срок, «смотрящие» уговаривали взять на себя еще несколько правонарушений в обмен на блага в СИЗО — мобильный телефон, сигареты и т.д. В итоге вроде как и арестанту неплохо, и следователь раскрыл несколько «висяков».

Вообще, это одна из основных проблем: администрация СИЗО почему-то не может отказать следователю, если тот потребует перевода в иную камеру или подсадить какого-то конкретного арестанта. Хотя само руководство ФСИН не раз заявляло, что начальники учреждений не должны шагать на поводу у органов, ведь если что-то плохое в итоге случится с узникам, отвечать будут они.

— Во всем мире пришли к пониманию того, что изолятор — это как камера хранения, — сообщает один из авторов закона об общественном контроле над местами принудительного содержания — Валерий Борщев. — Следователь не должен владеть там никаких полномочий. В Европе представители следствия на входе подвергаются такому же скрупулезному досмотру, как и адвокаты, и не имеют права на первоочередной проход. У нас все по-другому. Следователь может произнести заключенному, который отказывается признавать вину или не идет на сделку, что ухудшит его обстоятельства содержания. И на другой день человека действительно переведут в нехорошую камеру. Такое мы фиксировали в случае с покойным Сергеем Магнитским. Он поменял масса камер, и каждая новая была хуже предыдущей.

С учетом резонанса, какой вызвало убийство Евдокимова, возможно, «смотрящие» в СИЗО наконец-то утеряют свою власть. К сведению, сделать это довольно легко: целиком изолировав их от других арестантов и установив круглосуточное видеонаблюдение.