Нравы СКР: бандитам возвращают часы, на неугодных коллег заводят дела

Нравы СКР: бандитам возвращают часы, на неугодных коллег заводят дела

По делу Максименко дал свидетельства авторитет Бадри Шенгелия

Нравы СКР: бандитам возвращают часы, на неугодных коллег заводят дела
фото: Кирилл Искольдский

53-летний Бадри Шенгелия, подававший вчера показания — личность известная в узких кругах: легендарный рейдер, «вор в законе», вечно активно сотрудничал со спецслужбами. Шенгелия отсидел всего раз и то недолго. После чего сделался «профессиональным свидетелем», давая показания против других рейдеров в мена на преференции и защиту от уголовного преследования. Обвинение считает, что Шенгелия уплатил Максименко 50 тысяч долларов, чтобы тот помог возбудить уголовное дело против сотрудников полиции, какие у него изъяли элитные часы Hublot после разгона «воровской сходки» в ноябре 2014 года в ресторане «Невская перл». После этого Шенгелия написал заявление о краже в Следственный комитет. К делу подключились сотрудники собственной безопасности, но все окончилось безрезультатно.

Свидетель сообщал грамотно, с чувством и со знанием дела. Было заметно, что он великолепно ориентируется в труду СКР, просто как рыба в воде.

— В 2007 году я познакомился с Максименко в Санкт-Петербурге в дому Следственного комитета, когда меня вызвали на допрос по делу о рейдерстве. Вскоре я начинов сотрудничать со следствием и у меня начались нормальные отношения со следователями, в том числе и Максименко, — бравировал своими связями Шенгелия, поочередно демонстрируя руки в наколках.

Мужчина отметил, что «нормальные взаимоотношения» были не коррупционного характера — по просьбе сотрудников СКР «вор в законе» договаривался со свидетелями, привозил их в следственный отдел, где они подавали показания.

— Несколько лет назад я приобрел часы Hublot, а люд полковника МВД Романа Полозаева изъяли их и таким образом похитили. В связи с этим я адресовался в Управление собственной безопасности МВД. После чего они установили прослушки, коротали оперативные мероприятия. Оперативник, подполковник Виталий Федосов как-то мне произнёс, что перехватил запись, в которой Полозаев кому-то сообщил, что в касательстве меня применили санкции, когда забрали часы, — продолжал Шенгелия.

Разумеется, «вор в законе» не таил, что хотел отомстить Полозаеву. К тому же Федосов ему объяснил, что дело невозможно возбудить, так как «давление идет со всех сторонок». Тогда Шенгелия вспомнил про Максименко и обратился к нему за поддержкой. Тот якобы назвал сумму вознаграждения за услугу в 50 тысяч долларов.

— Мы нередко встречались с Максименко — в две недели один раз. Он мне сказал, что если дело не пролоббировать, то ничего не выйдет, — заявил свидетель. Кстати, все переговоры с правой дланью Бастрыкина «вор в законе» вел через закрытые каналы связи — особые телефоны, местонахождения которых невозможно было отследить

По его словам, в крышке 2015 года в гостинице «Пулковская» он передал Максименко наличность в чемодане.

— Меня повстречал охранник и проводил на нулевой этаж. Потом мой охранник Загитов привез денежки из дома, и я их отдал Максименко. Деньги были в портфеле, совершенством по 100 долларов. Я поставил рядом с Максименко портфель и уехал. В мена он мне дал копию постановления о возбуждении уголовного дела, — припомнил Бадри.

Он даже запомнил, в чем был одет в тот день сановник СКР — в деловой костюм.

Со слов Шенгелия, Максименко подвигали отнюдь не дружеские чувства. И даже не желание заработать 50 тысяч «травяных» (действительно, пустяковая сумма для человека такого ранга). Подоплека была совершенно другая.

— Максименко говорил мне до передачи денег, что дело желали возбудить сначала на Полозаева, а потом на Александра Клауса (глава ГСУ СКР по Санкт-Петербургу — прим. Авт.). Дело в том, что у многих людей: моих товарищей и знакомых были проблемы в СК, но Максименко их решить не мог из-за Клауса.

Вероятно начальник УСБ СКР надеялся, что правоохранитель за свободу готов будет выдать какой-либо компромат на генерала Клауса, с каком Полозаев обсуждал большинство операций. В итоге СК возбудил уголовное дело в касательстве полковника и уже было готово ходатайство об аресте Полозаева. Но в итоге уголовное дело в касательстве полицейских отменила прокуратура, а часы Шенгелии никто не вернул.

Защитники Максименко восприняли показания автритета скептически. Они посчитали, что свидетель впрыскивает суд в заблуждение и, возможно, заявление о взятке написал под диктовку ФСБ. Ведь на последствии Шенгелия утверждал, что часы у него не пропадали, а всю эту историю придумал сам Максименко, чтобы разобраться с неугодными ему людьми из правоохранительных органов. На сей раз Бадри отозвался, что тогда опасался мести сотрудников МВД.

— Полозаев оказался не совершенно простым человеком, я испугался его действий. На самом деле часы украли, но я не хотел в последнее время с этим связываться. Заявление на Максименко написал добровольно, — разъяснил противоречивость показаний Шенгелия. Правда, тон его был неуверенным.

Узнавайте первыми о случаях: подпишитесь на канал «Срочные новости» в Telegram.