Ольга Арефьева и «Ковчег» — «Ангел и девочка»

Опубликовано чт, 16/03/2017 — 03:21 пользователем NEWSmuz.com

Арефьева выпустила сумрачный альбом с диксилендами и русско-роковым антуражем, словно смурную рефлексию интеллигента на все выходящее вокруг.
Ольга Арефьева, 2017.

Жанр: рок, прогрессив-рок, регги-рок, бардовская музыка.

И полгода не прошло с выхода альбома «Глина», и неожиданно — новый релиз. Если пишется, надо спускать. Одна из лучших вокалисток русского рока давно герметизировалась, обросла собственным мирозданием и экосистемами — тут и давным-давно не звучащий по радио «Ковчег», и пластический театр Kalimba, и фантастически живой фейсбук. Арефьева гадливо отстранилась от текущей суеты сует, и строит свой собственный мизантропический Вавилон.

Ольга Арефьева и «Ковчег» - «Ангел и девочка»

Ольга Арефьева и «Ковчег» — «Ангел и девочка»

Про новоиспеченный альбом надо знать главное: он и о политике. Не впрямую, разумеется, но. Смысловое наполнение текста чрезвычайно важно в координатах вселенной Арефьевой: она буквально один из лучших русских рок-поэтов, убранству с Умкой, «Ундервудом» или «Сплином». И если она поет про «Успей отколоться от рук, Узнать, кто враг и кто друг» или «К нам свободу подпускали лишь на дистанцию выстрела» — то обрисовывает крайне выразительные картины, исчерпывающе сходящиеся с умонастроениями либерального интеллигента из условных Хамовников. Тут и «свистели у виска очи пустые телевизора», и «в газетах писали, что все хорошо», и традиционно-дауншифтерское «подкидают этот кромка невеселый, неласковый — и на юг», раз уж «я не стала звездой, потому что мне влом».

Для музыкальной стилистики это сгущение текста оборачивается нарочитым упрощением фактуры во имя основного — текста. Выпускница Гнесинского института даже отказывается от мелизмов — опеваний, тремоло и итого остального, чтобы уложить тонны важного текста в нерастягивающиеся такты. Неужели в стихах с короткими строчками («Корабль», «Птица стальная», «Команда Грусть»), и то неохотно. От экспериментов с тембром и обертонами вовсе отрекается. Ужасно грустно, что это так — вокальный арсенал Арефьевой на порядки богатом того, что есть в альбоме, и это просто физически чувствуется. Весьма хотелось бы услышать вокальную мощь Арефьевой во всей красивости и великолепии.

А песням все эти профессиональные заморочки никак не мешают. Металлические нотки весьма идут этим горьким песням, словно Жанне д’Арк в одноименной песне. «Ковчег» балансирует между акустическим роком, диксилендом, блюзом и прог-роком, — и это вечно очень далеко от ныне актуальной музыки. Виолончель Петра Акимова бесстрашно берет на себя все солирующие партии, переливистая как ртуть, а гитара Сергея Индюкова находит выразительные штрихи в любом из жанров. «Корабль» и вовсе заканчивается восхитительным многоголосием «Господи, помилуй!» на латыни.

В этой тотальной герметичности кушать свои плюсы и свои минусы. На радио вновь не попадет ни одна песня из альбома «Ангел и девочка». Обожатели Арефьевой вновь убедятся в ее многогранности и таланте. Но если вы спросите меня, зачем было отрекаться от стилистических вокальных инноваций вроде Эда Ширана и Адель, или духа оркестровок Coldplay, — я не знаю ответа. У Арефьевой музыканты такого класса, что сыграют все, они наслушанные. Но в любом случае — альбом отличен внутри того внутреннего Вавилона, что выбрал слушатель. Это мощное эстетическое высказывание, прежде итого поэтическое.

Выйдет на море и двинется вброд,

Дырочку в сердце зубами зажав,

Топнет на птиц и рыб шуганет

Дырочкой в сердце в конфигурации ножа.

(«Ангел сметаны»)

Разве не прекрасно?

Оценка: 8 из 10.

Гуру КЕН

Ключ: newsmuz.com