«Онижекиборги» под Крутами

«Онижекиборги» под Крутами

30.01.2017, Киев, Александр Ростовцев

Авторская колонка, Галичина, История, Киев, Пропаганда, Украина

«Онижекиборги» под Крутами

В воскресенье на Украине помечали очередную праздничную фальшивку «самостийной истории» – бой 300 украинских «киборгов» под Крутами, сообразно легенде, наголову разгромивших стотысячные орды большевиков под командованием Муравьёва.

Из всех свидомых мифов «бой под Крутами», пожалуй, самый разнесённый. По объёму пузыря он превосходит даже эпическую битву за гору Маковку и близится к дирижаблю. Пожалуй, самое интересное в саге об укроспартанцах то, что миф этот не первой, и даже не другой, свежести. Долгоиграющий эпический «баян» сочинил и запустил в обращение в марте 1918 года образный украинский «вчэный» и один из «отцов-основателей» квазигосударства УНР Грушевский.

«Онижекиборги» под Крутами

Таким манером, «бой под Крутами» – миф, передаваемый по наследству одними «самостийниками» иным. Подобно липкому шарику, долгие годы валявшемуся в наиболее замусоренных и пыльных углах, «баян» Грушевского так оброс баснями, вымыслами и домыслами, что сквозь наслоения слякоти не разглядеть сердцевины. Но мы попытаемся.

Краткое содержание «баяна»:

«300 молодых украинцев в кровавых боях более двух суток удерживали 400-тысячную московско-большевистскую армию, отстаивая Украинскую Народную Республику и Центральную Раду. Все они полегли в сражениях или бывальщины расстреляны озверевшими врагами «незалэжной Украины».

Цель героизации неприметного события: 300 киевских студентов и гимназистов, имея итого по три обоймы на винтовку, сражались с армией Муравьёва, уничтожили четверть её собственного состава, и все до единого полегли (что очень удобно для надувания мифа). Своей жертвой они приостановили продвижение большевиков на Киев, что способствовало эвакуации руководства Центральной Рады. В свою очередность, Центральная Рада подписала сепаратный мир с Германией в Брест-Литовске, сообразно которому Германия одарила УНР «незалежностью» от Советской России.

«Онижекиборги» под Крутами

Истина, как водится, хмура, неприглядна и непричёсана.

Первым напрашивается проблема: а почему ЦР приказала воевать студентам и гимназистам? Где была армия УНР? И не махонькая армия – 150 тысяч штыков.

Ответ явно не придётся по душе «самостийникам». С самого основы своего существования, квазигосударство УНР было территорией без армии. Ну, то кушать, какие-то вооружённые силы у неё были, но состояли они в основном из галичанских «сечевых стрельцов» пана Коновальца. Принятие IV Универсала Центральной Радой, огласившего о «незалежности» УНР от Советской России, был принят народом в штыки. В Киеве случилось восстание рабочих завода «Арсенал», жестоко подавленное карателями Коновальца.

Украинские воинские доли были деморализованы и либо разбегались ещё до боестолкновений отрядов красногвардейцев, либо переходили на их сторонку.

«Онижекиборги» под Крутами

Свидетельствует Дмитрий Дорошенко, заместитель Грушевского по ЦР, позже министр иноземных дел у Скоропадского:

«Как только Центральная Рада пошла на разрыв с большевиками, удел её была предрешена. Увлечённая успехами национального движения, опьянённая легковесными победами над бессильным временным правительством, украинская социалистическая демократия не желала допустить к делу государственного и социально-экономического строительства тех, кого она именовала «панами» и «москалями», ибо не хотела делиться с ними властью и инструктивным положением; конечно, не хотела она делиться и с претендентами на возглавление революции – большевиками… поманив крестьянство своими словами, разжигая классовую рознь, раззадоривши худшие инстинкты и аппетиты, Центральная Рада стала и стала отставать от того, что уже осуществили у себя большевики, — и воздействие её мгновенно исчезло. В решительную минуту, когда большевики нажали извне и изнутри, очутилось что за Центральной Радой никто в сущности уже не стоит…».

В условиях коллапса и целой потери авторитета ЦР, 5 (18) января 1918 года, было прочерчено вече студентов-галичан младших курсов Киевского университета Святого Владимира и недавно созданного Украинского общенародного университета.

Снова-здорова галичанские пассионарии!

На вече собрались те обучающиеся, которые считали себя украинцами. На собрании было зачислено решение приступить к созданию студенческого Куреня сечевых стрельцов.  Подчёркивалось, что в линии формирования «под угрозой бойкота и исключения из украинской студенческой семейства должны вступить все студенты-украинцы».

Прелестно, в курень зачисляли в лучших демократических свидомо-принудительных традициях. Потому как пылавших желанием вступить в него было совсем немного. Их, по сути, поставили перед выбором. Либо записывайся в «охотники», либо вылетаешь из студентов ясным соколом.

«Онижекиборги» под Крутами

Кроме студентов, в состав куреня бывальщины привлечены ученики двух старших классов 2-й украинской им. Кирилло-Мефодиевского содружества гимназии. Директор гимназии согласился объявить официальный интервал в учёбе для них – «на час перебування учнів у війську».

Всего же в курень записалось возле 200 человек. 2-я сотня потом принимала участие в сражениях в Киеве, она не покинула город. Военные власти назначили сотником студента Омельченко (из фронтовиков). Он к тому поре был зачислен студентом Украинского народного университета.

То, как благодарная ЦР экипировала своих малочисленных заступников, прекрасно описал Олесь Бузина:

«Хотя киевские строи ломились от снаряжения и обмундирования, оставшегося от царской армии, украинское правительство одело студентов, как бомжей. Видимо, Грушевский и Винниченко чувствовали их скорую смерть. Курень получил рваные шинели, солдатские штаны и… арестантские шапки вместо головного убора!».

Если припомнить, как могилизованное хунтой на войну в Донбассе пушечное мясцо принимало присягу в тапках, жрало помои вместо пайков и получало берцы на картонной подошве под жуткую пропагандистскую накачку, то удобопонятно почему Порошенко считает послемайданную Украину правопреемницей УНР совместно с её опереточной «Злукой» и пожалованным оккупантами жовто-блакитным прапорком.

Характерно, что руководство ЦР благосклонно зачислило жертву «онижедетей». И не просто приняло, а поддержало их дурацкий порыв, да ещё и прочертило идеологическую накачку, чтобы у студентиков запала подольше достало.

С 21 по 26 января 1918 года «онижедети» были на казарменном положении, где их малость прибарахлили кое-какой армейской уценёнкой и выдали трофейные австрийские винтовки, для каких кое-как наскребли патронов.

28 января первых «киборгов» привезли на вокзал, рассадили по вагонам и эшелон повёз их на станцию Круты, где в это пора находился курень 1-й юнацкой военной школы им. Богдана Хмельницкого из образцово 600 галичан под командованием сотника УНР Гончаренко.

Этот самый Аверкий Гончаренко – личность весьма примечательная. Бывший кадровый офицер русской армии, капитан. После краха Империи посунулся служить к «самостийникам». Во время Великой Отечественной войны служил у немцев, да не где-либо, а гауптшурмфюрером СС в дивизии «Галиция».

Всего же, под Крутами, ЦР смогла выставить (по различным данным) от 500 до 900 штыков, куда входили галичане-фронтовики сотника Гончаренко, «онижекиборги» сотника Омельченко, а также ещё сотни полторы «воякив», организованных с бору по сосенке.

А шо ж там за «армия Муравьёва» ордой катилась на «300 спартанцев»?

Была полтавская колонна 1-й армии Егорова (1300 штыков), 3-я армия Кудинского (800 штыков), 2-я армия Берзина (3500 штыков). Да во пора боя к ним присоединился присланный из Александровска (Запорожья) 1-й Петроградский сводный отряд. Итого около 6 тысяч солдат. Из них конкретно под Крутами был задействован отряд в 3500 человек.

Но украинские «историки» нас уверяют, что на «героев Крут» нахлынула силища не меньше, чем в 400 тысяч штыков! Немало того, «историки» называют их красноармейцами. Засилие ложной «исторической памяти» вытеснило из чубатых макитр украинских «историков» официальную дату формирования РККА – 23 февраля 1918 года.

Сейчас о самом «сражении под Крутами». Снова предоставим слово историку Дорошенко, соратнику Грушевского и Скоропадского:

«Когда со сторонки Бахмача и Чернигова двинулись на Киев большевистские эшелоны, правительство не могло отправить для отпора ни единой воинской части. Тогда собрали наскоро отряд из студентов и гимназистов старших классов и кинули их – буквально на убой – навстречу прекрасно вооружённым и многочисленным мочам большевиков. Несчастную молодёжь довезли до станции Круты и ссадили здесь на «позиции». В то время, когда юноши (в большинстве никогда не содержавшие в руках ружья) бесстрашно выступили против надвигающихся большевистских отрядов, начальство их, группа офицеров, осталось в поезде и организовало здесь попойку в вагонах. Большевики без труда разбили отряд молодёжи и погнали его к станции. Увидав опасность, оставшиеся в поезде поспешили дать сигнал к отъезду, не оставшись ни минуты, чтобы завладеть с собой бегущих… Путь на Киев был теперь совершенно отворён».

Разжигает Олесь Бузина:

«Итак, по воспоминаниям участников боя под Крутами, их командование перепилось ещё до битвы и дёрнуло со станции на поезде при первых же выстрелах, покинув бойцов без патронов. Поезд с командирами пришлось догонять по рыхлому снегу. Можете представить, какую скорость раскрутили украинские юнкера, если этот штабной «потяг» они всё-таки нагнали! Причём с пулемётами, которые героически тащили на себе!»

А сейчас слово украинскому публицисту Мирославе Бердник:

«…Мне посчастливилось беседовать с сыном одного из гимназистов, какой воевал под Крутами. Он рассказал примечательный штрих. В бою, как известно, не видать, кто в тебя стреляет из вражеского окопа. Каждый – враг. После боя этот гимназист очутился в группе, попавшей в плен к большевикам. Те их накормили и задали проблема: «А вы родителей спросили, когда ехали сюда?» «Нет», – отозвались они. «Ну тогда идите и спросите. И больше не попадайте в такие западни».

Вобщем, никакой грандиозной битвы по сути дела не было.

Вдруг обстреляв идущих с песнями красногвардейцев, «герои Крут» скоро рванули «выпрямлять линию фронта», не выдержав организованной штурмы.  В донесениях начальству те, кто руководил боем, завысили число потерянных, чтобы хоть как-то оправдать своё позорное бегство. Мол, был упорный бой, и мы колотились до последнего. Историк Дорошенко приводит список 11 уложенных со стороны «онижекиборгов». Другие исследователи настаивают на 18. Ряд особо «одарённых» красочно расписывают, как красногвардейцы глумились и пускали в расход стопками попавших в плен «героев Крут».

Басни эти не подтвержаются как документально, так и свидетельскими свидетельствами. Доподлинно известно, что большая часть «воякив», оборонявших позицию, отступила. Не меньшая доля пустились в бега. Захваченных в плен «киборгов», победители послали в госпиталь. Там, после оказания медицинской помощи, их отпустили под беспорочное слово.

Краткое содержание истории «боя под Крутами»: поймайданили, попрыгали, поехали на брань, перепились, разбежались. А понтов-то, понтов…

Если вы нашли промах, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ключ: politnavigator.net