Перестрелка на Рочдельской: потерпевший дал показания

Перестрелка на Рочдельской: потерпевший дал свидетельства

Адвокат Эдуард Буданцев изложил суду свою версию кровавых событий

Перестрелка на Рочдельской: потерпевший дал показания
фото: Наталья Мущинкина

Процесс завязался с опозданием на два часа из-за доставки подсудимых. В начале заседания защитник бывшего участкового Рената Зинатуллина хотела выступить с ходатайством, но судья Татьяна Васюченко в острой форме ей отказала. «Заявите после допроса потерпевшего», — произнесла она. После чего обратилась в потерпевшему, адвокату Эдуарду Буденцеву, какой в настоящее время обвиняется в двух убийствах и находится под домашним арестом.

— Проходите на трибуночку, — произнесла Васюченко.

Буданцев пришел в суд в синем костюме и белой рубахе. Он заметно волновался, говорил сбивчиво, в своей речи пытался удалиться от профессионального сленга, но это давалось ему с трудом. Возможно, сказались последствия ранений, какие он получил в конфликте возле ресторана.

— 14 декабря 2015 года возле восьми вечера мне позвонила моя доверительница Жанна Ким, с ней был заключен соглашение на оказание услуг, и проинформировала меня о прибытии в ее ресторан группы вооруженных лиц, в составе 15 человек, с неосновательными требованиям денег, она была сильно взволнована, — поведал Буданцев.

По его словам, он в этот момент на машине возвращался домой. Ким ему произнесла, что никогда не видела этих людей. Буданцев посоветовал ей позвонить в полицию.

— Жанна произнесла, что ей страшно и что она уже вызвала полицию, я принял решение ехать к ней, по пути я позвонила коллеге Владимиру Костриченко, мы его привлекаем по арбитражным делам, он полковник в отставке, проходил службу совместно со мной в органах внутренних дел, я попросил его связаться с Ким, — сообщал Буданцев.

Когда он и его сослуживец подъехали на Рочдельскую улицу возле ресторана увидали экипажи полицейских и с ними рядом стояла Ким. Она сказала, что некая группа блокировала ее заведение.

— Ким рассказала нам о деталях выходящего и претензиях группы лиц, сказала, что неоднократно обращалась в полицию. Ким известила, что ее знакомая Фатима Мисикова предъявила претензии в полтора миллиона рублей, но в дальнейшем сумма вытянулась до 8 млн рублей.

У Буданцева эта ситуация вызвала недоумение. «Мне было удобопонятно, что проблема лежит не в финансовой плоскости, это наезд и вымогательство криминальной группы лиц», -отметил он. После этого защитник попросил приехать своего бывшего телохранителя Петра Черчинцева (сейчас он тоже потерпевший).

— Я потребовал его, чтобы обезопасить себя и Ким, потому что милиция не реагировала. Жанна произнесла, что десять раз звонила «02», — продолжал Буданцев.

Он пояснил, что Ким возглавляла компанию, какая арендовала помещение с целью открытия корейского ресторана. Ремонт уже почти был закончен и заведение трудилось.

Дизайнер Фатима Мисикова и ее люди приехали в ресторан, Ким прочертила их в вип-комнату, где ей угрожали расправой.

Мисикова приехала с группой поддержки, в какую входили Романов, Гамидов, а также адвокат Николай Душкин. Запоздалее приехал Андрей Койчуков по кличке «Итальянец» с тремя охранниками.

— Эти люд напугали Ким, на нее был достаточно жесткий наезд, они требовали 8 млн рублей, с ее слов, бывальщины угрозы в адрес ее и семьи, а у нее маленькие дети. Мы не стали в горницу заходить. Она не знала никого кроме Фатимы. Я предложил взойти в вип-комнату только с полицией, — рассказывал Буданцев. По его словам, когда показались полицейские, он и Костриченко передали им свои документы. Потом пришел оперативник уголовного розыска Ильнур Шакиров. Он был с папкой и пистолетом. Отрекомендовался дежурным ОВД «Пресня». -Мы ему все рассказали и попросили принять меры по защите Ким. Посоветовали проверить документы у незнакомой группы лиц, которая находится вип-комнате. Шакиров не спешил, он заказ себе покушать. Затем зачислил решение вместе со мной и Костриченко зайти в вип-комнату. Мы вчетвером взошли в зал. Другие сотрудники полиции ушли и был только Шакиров, — сообщал Буданцев. Он отметил, что Шакиров не вел записей и не делал пометки.

— Я произнёс Шакирову, что все напоминает криминальный наезд, и предложил ему проверить документы иных людей, — сказал потерпевший.

С его слов, Шакиров попросил всех находящихся в горнице представить документы. Люди сидели за круглым столом. Мисикова, Николаев, защитник Душкин, Гамидов, «бандит» Романов и еще человек, которого Буданцев не ведал.

— У Романова и Николаева не было документов, они сказали, что их всех призывают Михаилами и стали хихикать над Шакировым. Затем Николаев адресовался к оперативнику. «Мол, тебе позвонят и все объяснят».

Шакиров собрал документы, какие представили только супруги Ким, Мисикова и Душкин, и перефотографировал их на телефон. Как пояснил Буданцев, он упрашивал Шакирова доставить людей в отдел или саму Ким, для ее безопасности. На это Шакиров отозвался, что он дежурит сутки, поэтому приходите после завтра и все расскажите. После Буданцев увидел Койчукова и его охранников. Они зашли в ресторан, любой держался за кобуру, где было боевое оружие. «Это была демонстрация мочи», заметил потерпевший.

В этот момент появились полицейские — Феничкин, Лавров, Денис Ромашкин, заключительным появился участковый Ренат Зинатуллин с папкой. Он был в форме.

— У Зинатуллина был потерянный вид. Они прошли в строящееся помещение ресторана и там проводили совещание, — произнёс Буданцев. — Зинатуллину никто не рассказывал о деталях выходившего. Атмосфера в ресторане была напряженная. Там сидели за столами кавказцы. Это напоминало бандитские разборки 90-х годов, — вспоминал свидетель. Не хватает нотариуса, чтобы переоформить ресторан, поразмыслил тогда Буданцев. Как он понял, у Ким были претензии по качеству строительных трудов. Тем не менее, владелица ресторана расплатилась с Мисиковой, но та не передала денежки строителям строителям.

— Строители пришли к Ким напрямую и сказали, что им не выплатили денежки — полтора миллиона рублей. Ким вызвала Мисикову, когда последнеяя приехала, сумма «длинна » выросла до 8 млн рублей, — пояснил Буданцев. После «совещания» полицейских Шакиров вышел к Ким и Буданцеву, пожелал нам счастия и ушел на улицу. Так и не приняв заявления. Зинатуллин пока остался в зале. Еще сквозь какое-то время Костриченко услышал звуки.

— Мы увидели как Койчуков кричит, что тут все мое, всех порву. Если бы не было в комнате Зинатуллина в конфигурации, нас бы расстреляли прямо в комнате, — отметил Буданцев. Дальше свидетель не стал рассказывать подробности перестрелки, так как дал подписку о неразглашении.

По его суждению, сотрудники полиции имели возможность исключить тяжкие последствия этого конфликта.

— Ромашкин располагал исчерпывающей информацией о Жанне Ким, — заявил он. Буданцев уверен, что бездействие полицейских было умышленно, они трудились совместно с группой Койчукова.