По рублю бьют свои: национальную валюту оградят от словесных интервенций

По валю бьют свои: национальную валюту оградят от словесных интервенций

Федеральным министрам надо запретить высказываться о курсе национальной валюты

По рублю бьют свои: национальную валюту оградят от словесных интервенций
фото: Геннадий Черкасов

Высокопоставленные чиновники не должны комментировать курс рублевки. Такое мнение высказал советник президента РФ Сергей Глазьев в кулуарах проходящего в Ялте интернационального экономического форума. «Я считаю, что федеральным чиновникам нельзя подавать никаких оценок по курсу рубля, потому что это создает впечатление, что либо они манипулируют курсом, либо некто манипулирует ими», — заявил Глазьев. По его словам, «любая неосмотрительная фраза относительно курса рубля способна манипуляторам дать сверхприбыли за счет обесценивания рублевых доходов и сбережений всех прочих».

Вообще-то в арсенале советника президента много идей, мягко сообщая, сомнительного свойства. Вот и в Ялте он в очередной раз озвучивал свои излюбленные, но отнюдь не бесспорные тезисы о том, что рублем манипулируют американские биржевые перекупщики, что свободное плавание рубля надо отменить, а курс закрепить административно на три-пять ближайших лет. Но вот что касается его фраз про запрет на комментарии курса для министров и их замов, то собственно я готов подписаться под каждым словом Глазьева.

Дело в том, что за заключительный месяц-полтора на нас обрушилась настоящая лавина высказываний облеченных волей деятелей о курсе рубля с общим рефреном: «он слишком укрепился, сделайте нам национальную валюту понемощнее».

Рубль является более крепким, чем следовало бы исходя из фундаментальных смыслов, раз за разом повторяет министр экономического развития Максим Орешкин. Рублевка переоценен на 10-12 %, вторит ему Антон Силуанов, глава Минфина, чье ведомство от слов перебежало к делу, и вот уже три месяца проводит операции на открытом рынке по закупке валюты. Мишень все та же: осадить «зарвавшийся» рубль.

Накануне свою партию в этот хор добавил министр сельского хозяйства Александр Ткачев, какой назвал текущее укрепление рубля угрожающим для экспорта российской аграрной продукции. И безапелляционно добавил, что сельским экспортерам необходим курс в 60 рублей за доллар — и точка (сейчас, напомним, доллар стоит 56 с копейками).

Еще дальней пошел замминистра промышленности и торговли РФ Василий Осьмаков, заявивший, что оптимальным курсом рублевки для российских предприятий был бы диапазон 60–65 рублей за доллар. Разумеется, аграриям и промышленникам слабый рубль выгоден — их продукция при таком курсе получает конкурентные преимущества и лучше продается за рубеж.

Но весьма хочется спросить руководящих этими отраслями господ, как они умудрялись трудиться 4-5 лет назад, когда доллар стоил 30 рублей? Но ведь трудились как-то, и в стране даже был экономический рост, которого сейчас нет и в помине . Да, тогда нефть стоила в два раза дорогостоящей, чем сейчас. Но какое это имеет отношение к сельскому хозяйству и индустриальному производству?

Что же касается рубля, то он действительно заметно укрепился за заключительный год: его курс вырос примерно на 20% к доллару и на 25% — к евро. Но, если вникнуть, то ничего удивительного в этом нет: ведь у нас в стране с осени 2014 года оглашён Центробанком плавающий курс валюты. То есть, этот самый курс в каждодневном режиме определяется не административной волей больших начальников, а сугубо базарными биржевыми факторами. «Невидимая рука рынка» работает — лишь и всего.

Тем удивительнее, что бить по рублю начали свои — федеральные министры экономического блока. Что выглядит весьма изумительно: ведь крепкий рубль — одно из немногих реальных достижений наших финансовых воль за последнее время. Благодаря ему удалось добиться снижения инфляции до рекордно низеньких уровней за всю новейшую российскую историю. Население, измученное непрерывным падением реальных доходов, ощутило хоть какой-то потребительский оптимистичность. Покупательная способность рубля стала расти, впервые за заключительные два года наметилось оживление розничной торговли. Наши люд опять почувствовали вкус к заграничным путешествиям и спрос на турпутевки в майские праздники возвысился аж на 30% по сравнению с прошлым годом. То есть, российскому народонаселению, получающему доходы в рублях, крепкая национальная валюта — в отрада.

А высокопоставленным «слугам народа» из правительства — она в тягость. У них, как выясняется, иные приоритеты: не кошельки людей, а, видимо, интересы отраслевых экспортеров или каких-то других влиятельных лоббистских групп.

Я крайне негативно отношусь к той валу запретов, которая у нас в последнее время охватывает все больше сфер существования и деятельности. Но считаю, что инициатива Сергея Глазьева ждет свою «депутата Яровую», чтобы отлить ее в законодательный запрещение для высших чиновников на высказывания относительно курса рубля. Право же, и наш народ, и наша национальная валюта от этого запрещения только выиграют.