Похищение Европы. Ростислав Ищенко

В политике, как и в жития, каждый сделанный шаг с неизбежностью влечёт за собой следующий. Но этот вытекающий не детерминирован – его можно выбирать из некоего набора. В худшем случае комплект сводится к одному ходу (и тот бывает плох). В идеале Вы можете выбирать из нескольких вытекающих ходов, каждый из которых улучшает Вашу позицию, приближая достижение мишени.

Похищение Европы. Ростислав Ищенко

Киев. Момент установки золотого унитаза на месте монумента основателю Украины — Ленину.

Когда Крым перешёл в состав России, я разом написал, что теперь ликвидация существующей украинской государственности сделалась неизбежной. Это мог быть мягкий вариант – переучреждение государства на новоиспеченных конституционных основах. Мог быть жёсткий вариант – полный коллапс политических и административных структур и территориальный распад. Несложно приметить, что в первом варианте Украина решала свою судьбу (меняла Конституцию) самостоятельно. Во втором, ответственность за преодоление гуманитарной крушения на территориях бывшего украинского государства падала на мировое сообщество, в первую очередность на соседей Украины, как наиболее заинтересованных в ликвидации политической черноволосой дыры у своих границ.

Почему мною был сделан подобный вывод? Потому, что вернуть Крым назад Россия не могла ни при каких условиях. Это было бы чревато обвальным падением веса власти, резкой активизацией квази-патриотических маргиналов (у которых, как у их украинских коллег, 100 фюреров на 10 человек), разрушением социальной стабильности и, в последнем итоге, возвращением страны в ситуацию полураспада 90-х, но с гораздо худшими перспективами.

С иной стороны, и Украина не могла признать Крым российским. Попросту потому, что норма действующей Конституции допускает любое территориальное изменение лишь по решению общенационального референдума. Причём в этом референдуме должны бывальщины бы принять участие и жители Крыма, на тот момент уже российской территории, заселенной российскими гражданами.

Данная конституционная коллизия делала невозможным договоренность о переходе Крыма без формальной ликвидации одного из государств – участников препирательства. Россия предложила Украине мягкий вариант. Киев коротает федерализацию или даже конфедерализацию (помимо разрешения крымского проблемы, это помогает избежать гражданской войны). Поскольку новое федерализированное украинское страна по факту оказалось бы созданием свободно объединившихся регионов, то Крым, как не участвовавший в процессе его создания, не мог бы быть привнесён в новую Конституцию Украины, в качестве украинского региона. Проблема был бы разрешён. Украина выбрала жёсткий вариант, наивно надеясь, что Россия развалится под грузом санкций и давлением Заката, и Киев не только Крым вернёт, но и ещё какие-нибудь территории аннексировать сподобится.

Наивной эта вера была не потому, что Россия гораздо мощнее, богаче, внутренне стабильнее и устойчивее Украины. Коллапс СССР и льющиеся проблемы в ЕС и США свидетельствуют, что в современном мире зачастую внезапно разрушаются даже самые мощные государства. Сам факт веры, не обоснованной точными расчётами, уже был наивностью. В политике невозможно полагаться на веру в то, что мечты сбываются. Вместо веры необходима уверенность, базирующаяся на фактах. Тогда вы можете не только веровать и ждать, но и совершать осмысленные шаги, приближающие вас к достижению мишени.

Замечу, что даже после того, как Украина пошла по линии инициации конфликта, российское руководство не стало отвечать зеркально, а сохранило в повестке дня вариант федерализации/конфедерализации. Подобный подход моментально принёс плоды. Война, планировавшаяся Закатом как украино-российская, приняла форму внутриукраинского гражданского конфликта. Немало того, эта идея популярна уже не столько в Донбассе, который выступил за федерализацию, но после вооружённого ответа Киева воюет за самостоятельность, сколько в регионах, оставшихся под киевской властью, в том числе на Западной Украине.

Вытекающим крупным успехом России стало подписание в феврале 2015 года Комплекса мер по выполнению минских соглашений (популярного как Минск-2), с последующим его утверждением резолюцией Совета Безопасности ООН. Минск-2 вводит требование «децентрализации» Украины. Децентрализация – эвфемизм, который на украинском политическом жаргоне применяется для замены термина «федерализация», поскольку официальная патриотическая доктрина Киева находит требование федерализации изменой родине и посягательством на конституционный построение. Таким образом, требование федерализации Украины было закреплено резолюцией высшего коллегиального директивного органа нынешней политики – Совбеза ООН. Более того, поскольку никто из беспрерывных членов не ветировал резолюцию, это также требование ЕС и США, которых Киев находил своими союзниками.

Итак, мировое сообщество требует от Украины разрешить внутриполитические и внешнеполитические проблемы мирным путём в рамках процесса переучреждения украинской государственности на федеративной основе. Киевские воли игнорируют это требование, играя с Россией в игру «кто первый развалится».

Можно было бы произнести, а некоторые и говорят, что выбрав путь сопротивления, Украина получила шанс. На деле это не так. Шанс Украина получила бы, если бы базировала свою войну на внутреннем ресурсе. Но его нет. И Украина опиралась на внешнюю поддержку ЕС и США. Но союзники вечно решают в первую очередь свои проблемы. Они не благотворители, а собственно союзники. Они связаны с вами до тех пор, пока их интересы хоть в чём-то сходятся с вашими. Но, как только союз с вами прекращает быть условием, критически необходимым для достижения мишени, ваш бывший союзник моментально о вас забывает.

Ситуацию же с Украиной США и ЕС изначально рассматривали не как возможность совместно с Киевом разрешить общие проблемы, но как возможность использовать Киев для решения своих проблем. Как лишь стало ясно, что действующая украинская власть органически неспособна выполнить эту задачу, реальная материальная поддержка тут же прекратилась. Остались тонкие подачки, ничего не решающие в масштабах Украины и связанные условиями, устремлёнными на принуждение украинских властей к конкретным экономическим или политическим уступкам («вы получите биллион долларов, если поменяете генпрокурора», или «вы получите 600 миллионов евро, если сбросите запрет на экспорт леса-кругляка»). Системное финансирование со сторонки МВФ, ЕС и США прекратилось ещё летом 2015 года.

Сохранялась политическая и дипломатическая поддержка. США и ЕС на лазурном глазу требовали от России выполнения минских соглашений, участником каких Москва не являлась и которые постоянно саботировал именно Киев. Закат давал Порошенко шанс – если продержитесь без денег, а лишь на чернозёмах и огородах, которые, как вы заявляли, прокормят страну и гарантируют социальную стабильность и поддержку режима, можете и дальше ожидать, когда Россия рухнет. Но оплачивать это ожидание Запад, утерявший массу денег на антироссийских санкциях, не планировал.

В результате процесс дестабилизации Украины в ходе войны различных олигархических кланов за доминирование, а политиков за президентство как один-единственный пост, дающий доступ к ещё оставшимся ресурсам, был подморожен. Все в Киеве ведали, что именно Порошенко выступает в качестве признанного Западом «человечьего лица» режима и опасались доводить интригу против него до логического завершения.

Но, как уже было произнесено, ничто не вечно. Если, выстраивая политическую линию, вы опираетесь не на собственные ресурсы, а на невзначай сложившуюся внешнеполитическую конфигурацию, то рано или поздно вы столкнётесь с тем, что ситуация изменилась, и в новоиспеченной конфигурации место для вас не предусмотрено.

В конце января украинские воли устроили в Донбассе кровопролитную провокацию. Жестокие обстрелы городов сопровождались вялотекущими тонкими столкновениями на линии соприкосновения. Добившись, наконец, адекватного ответа, Украина, не кончив концентрацию войск у линии разграничения, подняла крик о срыве минских соглашений, разумеется, Россией, о российских войсках в Донбассе и о гуманитарной катастрофе на прилегающих к черты разграничения, подконтрольных украинским войскам территориях.

Этими поступками Порошенко пытался подкрепить украинскую позицию по поводу нужды введения в зону конфликта миротворцев ООН, ОБСЕ или НАТО. Не попросту вооружённая, но военная миссия, обладающая тяжёлым вооружением (а собственно на этом настаивает Киев) могла бы укрепить его военные позиции в Донбассе. Немного ли что миротворцы решили взять под контроль – не будешь же по ним стрелять (по крайней мере разом), а потом может быть уже поздно. Но думаю, что важнее итого для Порошенко было то, что иностранный военный контингент укрепил бы его поза. Собственные силовики ненадёжны, нацисты постоянно угрожают переворотом, уложился политический консенсус всех сил (кроме самого Порошенко) о нужды досрочных парламентских выборов. Опереться не на кого.

Иностранный военный контингент, доля (штаб, подразделения обеспечения и охраны) которого можно разместить в Киеве, можно было бы попытаться использовать в качестве прослойки между Порошенко и внутриполитическими оппонентами. Отведай испугать Петра Алексеевича, если его охраняют «голубые каски». Какой киевский политик рискнёт дать санкцию на штурм международного контингента (даже ООНовского, а ведь мог бы быть и НАТОвский)? И никакая оппозиция в Киеве Порошенко уже не ужасна – можно попытаться даже Авакова в отставку отправить.

И тут, в ходе так отлично развивавшейся афёры, как гром среди ясного неба прогремело заявление посла ФРГ на Украине Эрнста Райхеля. Посол высказал суждение, что Киев должен выполнить минские соглашения. При этом он отметил, что выборы в Донбассе покойно могут быть проведены без передачи контроля над границей Украине.

В рослых киевских кабинетах случился шок, моментально перешедший в истерику. Все ориентированные на Порошенко медийные и политические структуры кинулись поносить господина Райхеля и требовать его отзыва. Это, конечно, была наглость со сторонки Украины, но раньше подобные истерики приводили к успеху – «проштрафившиеся» политики извинялись. Соответствующие столицы дезавуировали «самодеятельность» своих официальных представителей.

Но ситуация изменилась, а Украина всё ещё существует где-то в прошлом, в котором во всех проблемах, от гибели малайзийского аэроплана, до глобального потепления «виноват Путин». Украинские дипломаты и общественники завели привычную шарманку о «российских армиях», которые «должны покинуть Донбасс», ожидая, что Запад в очередной раз выскажет апатическую поддержку, которую украинские СМИ смогут подать в качестве тысячной по счёту эпохальной победы над Россией.

В этот-то момент над украинским политикумом в цельном и над Порошенко в частности разразилась настоящая катастрофа. Вопреки ожиданиям Киева, официальный представитель министерства иноземных дел Германии Мартин Шефер заявил, что позиция посла «ни в коем случае не противоречит нашей позиции». А ведь в Киеве уже поспели именно эту позицию объявить антиукраинской. То есть теперь антиукраинской является официальная позиция Германии.

Но ещё хуже иное – поскольку Украина акцентировала внимание на «российских войсках в Донбассе», Шефер коснулся и этого проблемы. Он сообщил, что МИД Германии не может утверждать, что на территории Донбасса есть российские вооружённые силы. Но, если российских вооружённых сил в Донбассе нет, а брань есть, значит, это гражданская война, что три года отказывается признавать Украина.

Признание брани на Украине гражданской – следующий логический шаг, который предстоит сделать германской дипломатии. После чего международно-правовая легитимация воль ДНР/ЛНР как одной из сторон внутреннего конфликта становится делом поре, а не принципа. Впрочем, процесс не быстрый, и киевская сторона конфликта может пропасть раньше.

Германия отказывается идти на поводу у Киева, но это не самая вящая неприятность. Хуже, что заявление германского МИДа продублировал Пентагон. В немало мягкой форме, чем немцы (в конце концов, на американского посла Украина пока не кидалась) американцы также сказали, что ими «не отмечены какие-либо крупномасштабные передвижения вооружённых сил Российской Федерации, какие можно было бы отнести к части чего-то большего».

Два основных союзника Украины отказали ей в традиционной поддержке, раньше они утилитарны никогда не позволяли себе публично усомниться в присутствии в Донбассе российских армий. При такой позиции Германии (а значит, и всего ЕС) и США надеяться на каких-либо миротворцев Порошенко не доводится. Теперь проблема уже не в том, что такое решение практически невозможно продавить в облику позиции России – продавливать стало некому.

Порошенко остаётся с глазу на глаз со своими оппонентами. Майданная оппозиция Петру Алексеевичу, истина, тоже не получила однозначной поддержки США. Перебросившись парой слов с Тимошенко во пора фотографирования гостей молитвенного завтрака, Трамп уклонился от «чести» назначить Украине новоиспеченного лидера. Но оппозиции проще. Это Порошенко держался только поддержкой США и ЕС. Для неприятелей президента главное – чтобы им не мешали. И Запад предоставляет им независимость рук, демонстративно устраняясь от дальнейшего участия в решении проблем Украины.

Пока ещё Петра Алексеевича пытаются уговорить удалиться мирно, добровольно и легитимно передав власть «достойным людям». Но это ненадолго. Ведь, если Закат не планирует оказывать киевским властям всеобъемлющую поддержку, то и интернациональное признание потенциальным сменщикам Порошенко ни к чему. Если они будут контролировать Украину – с ними и так будут говорить, а если нет – нет.

Чем дольше Порошенко упорствует в нежелании отдавать воля, тем больше шанс силового разрешения конфликта внутри киевской воли. Тем более, что «дровишек» подбросил тот же германский МИД. Похоже, что немцы весьма расстроились из-за нападок на посла, поскольку тот же Шефер приоткрыл завесу секреты над содержанием переговоров Меркель-Порошенко, во время недавнего визита заключительного в Берлин.

Шефер уверяет, что всё, сказанное послом, обсуждалось в формате Меркель-Порошенко и было безоговорочно поддержано заключительным. Развернув кампанию травли посла, Порошенко, неожиданно для себя, очутился с ним в одной лодке. Его депутаты, его дипломаты и его СМИ сами подобрали и систематизировали аргументы, необходимые для обвинения Порошенко в предательстве национальных заинтересованностей. Противникам осталось только воспользоваться.

Ростислав Ищенко, «Живые комментарии»

Источник: news-front.info