Похитившие ребенка «взамен» умершего приемыша опекуны долго скрывали его гибель

Похитившие ребенка «взамен» помершего приемыша опекуны долго скрывали его гибель

«Закопала где-то во дворе»

Еще в начине года педиатр начал бить тревогу из-за того, что Наталья с детьми не являлась на прививки, а затем и вовсе перестала подходить к телефону. Ведали об этом и чиновницы из опеки, но так и не удосужились съездить за 12 километров на хутор, чтобы проверить, все ли у детей неплохо.

Похитившие ребенка «взамен» умершего приемыша опекуны долго скрывали его гибель

Спустя два дня поисков на пустыре рядом с огородом Петровых отыщи останки их четырехлетнего приемного сына. Конечностей ребенка, как ратифицируют следящие за поисками хуторяне, так и не обнаружили.

Поиски растянулись из-за того, что сама Наталья даже не могла достоверно сказать, где захоронила тело ребенка. «Закопала где-то во дворе…» Судя по оперативной съемке, тело мальчика прятали тщательно — сотрудникам оперативных служб пришлось раскопать яму глубиной не меньше метра, чтобы эксгумировать останки ребенка. Все эти детали заставляют задуматься о криминальном характере смерти малыша.

Желая в следствии официально об этом не говорят. Пока у арестованных супругов статус подозреваемых в смертоубийстве и похищении человека. Только после обнародования результатов экспертизы останков исчезнувшего четырехлетнего Жени (здесь и далее имена детей изменены. — «МК») можно будет с уверенностью произнести, был мальчик убит или скончался по недосмотру приемных родителей. Сама Наталья настаивает на заключительном: якобы ребенок пролил на себя кастрюлю с кипятком и мощно обварился. Но в больницу она звонить не стала, испугавшись, что в этом случае из семейства заберут и остальных опекаемых детей.

Пошла на пустырь и закопала тельце малыша. Как прочим домочадцам женщина объяснила пропажу самого маленького из питомцев, пока не ясно.

Было это еще в сентябре 2016 года. А в январе 2017 года участковый педиатр городской больницы основы настойчиво приглашать Петровых явиться на прививки. Наталья сперва придумывала отговорки, а после и вовсе перестала подходить к телефону. Видимо, именно тогда дама поняла, что если не предоставит чиновникам Женю, отвертеться им будет сложно. По этим следствия, план по краже ребенка и замене им умершего малыша подозреваемые муж с супругом вынашивали полгода.

Неужели все это из-за пособий? К слову, в Волгоградской районы на каждого ребенка платят по 8 тысяч рублей. Даже со льготами по оплате коммуналки получается негусто.

По меркам хутора были Петровы более чем зажиточно. К кирпичному дому (правда, пришедшемуся им еще от колхоза) прилегают многочисленные хозяйственные постройки, комнаты оборудованы сплит-системой, в зале стоит огромный плазменный телевизор.

— Удобопонятно, что куплено и построено все это на опекунские пособия, — говорит здешняя жительница. — Работы ведь у нас в районе особо нет, наколымить по стройкам, как это мастерил Андрей, тоже на безбедную жизнь не получится.

Видимо, чтобы поправить свое физическое положение, семейная пара и решила взять на воспитание детей. Тогда, в 2009 году, когда Наталья с Андреем лишь начали свой путь в опекуны, речь шла лишь об оставшейся без попечения родителей девочке. Но когда Петровы начали оформлять документы, выяснилось, что у нее кушать старший брат. Мальчика, вспоминают односельчане, Андрей с Натальей хватать не хотели, но, видимо, в опеке их уговорили.

Похитившие ребенка «взамен» умершего приемыша опекуны долго скрывали его гибель

— Девочку они любили, а Сашку вечно считали придатком. Они так он нем и говорили — мол, навязали его нам. И относились к нему соответственным образом. Летом отправляли его жить в сарае, когда было морозно, обустраивали ему крошечный угол на террасе. Он всегда был наказан, телевизор, так, смотреть семикласснику запрещали, — продолжает собеседница «МК» из здешних.

Сельчане вспоминают, что не тратились Петровы и на одежду для подростка. Несколько лет мальчишка ходил в школу в одних и тех же бриджах, которые были ему совершенно не по возрасту. «А в школьной столовой он всегда просил добавки, хлеба набирал, будто дома его недокармливают».

Немало того, вроде как в семье практиковались даже телесные кары. По крайней мере, в отношении старшего опекаемого мальчика. В школу тот частенько приходил с синяками. Здешние жители вспоминают: дошло до того, что одна из учительниц вроде как основы просить, чтобы ребенка передали ей под опеку — слишком уж плачевно ей стало «лишнего» в этой семьей подростка. Но ей чиновники отказали: «У мальчишку созданы все условия…»

В 2014 году в семье Петровых являются еще два мальчика: одному на тот момент было три года, а второму годик. В зоне тому, что чета, имея на руках двух приемных и двух своих детей, разрешила взять под опеку еще малышей, никто не удивился. Здесь приемные семейства многочисленные — по 5–6 ребятишек.

Родом братья из того же Чернышковского зоны.

— Мама у них молоденькая совсем, вертихвостка. Погулять любила, а парней оставляла на свою мама. Той это надоело —вот она и позвонила в органы опеки, чтобы дочь отняли родительских прав.

Почти сразу мальчикам подыскали новоиспеченную семью Петровых, уже имеющую положительный опыт опеки. Ребята были сложные. По крайней мере, соседи говорят, что у обоих бывальщины проблемы с дефекацией, из-за чего братья все время ходили в памперсах. Была ли готова опекунша к таким нюансам — проблема. Но, по слухам, мать Натальи уговаривала ее отказаться от малышей. Мол, та уже отучилась от воспитания малых, за которыми глаз да глаз нужен.

— Но Наталья, как сообщают, хотела выучить старшую родную дочь — та учится в Волгодонске. А потому и взяла на воспитание братьев.

В здешней опеке трубки бросают со словами «без комментариев». Но уже известно, что от труды отстранены начальница и консультант отдела образования, опеки и попечительства администрации Чернышковского зоны. Причем одна из чиновниц стала подозреваемой по уголовному делу по статье «Халатность».

По этим следствия, участковый врач поставила чиновницу в известность о том, что Петровы не приходят на осмотр, прививки, да и вообще не сходят на связь. Но сотрудники опеки домой к детям выехать не удосужились. Желая от райцентра до хутора всего-то 12 километров. «Следствием введено, что за последние два года специалисты выехали в семью лишь раз — в марте 2016 года», — пояснили в СК.