«Порошенко в Брюсселе побился головой о стену»: саммит «Восточного партнерства» закончился для Киева провалом

«Порошенко в Брюсселе побился головой о стену»: саммит «Восточного партнерства» закончился для Киева провалом

24 ноября в Брюсселе прошел пятый саммит «Восточного партнерства» завершился в Брюсселе. Чаяниям Киева на перспективы членства в ЕС сбыться было не суждено.

Украинское издание «Вести» констатирует: еще накануне саммита еврокомиссар Хан ровно рекомендовал Украине, Молдове и Грузии воздержаться от заявлений о «скором вступлении» — мол, этого не будет, а электорат разочаруется в правительствах.

Не сбыться и немало приземленному желанию Украины подключиться к таможенному союзу ЕС и Шенгенскому договоренности (эти надежды разрушил уже посол ЕС в Украине).

Также речь идет о утрате третьего транша макрофинансовой помощи «весом» в 600 млн евро (Киев не выполнил 4 из 22 критериев ЕС для получения денежек, главный из которых — проверка е-деклараций и конкретные уголовные дела по топ-чиновникам с конкретными вердиктами).

В финальном документе Саммита вместо европерспектив зафиксировали лишь «политическое и экономическое сближение» с Европой — в мена на некие финансовые проекты.

Порошенко прибыл в Брюссель еще в четверг. На Банковой огласили детали визита: возле 20 двусторонних встреч с лидерами стран-членов ЕС, совместная декларация саммита Европейской общенародной партии с поддержкой подходов Украины к развитию Восточного партнерства.

«Это интеграция в европейский цифровой базар, энергетический союз, усиление сотрудничества в области секторального взаимодействия», — перечислил замглавы администрации президента (АП) Украины Константин Елисеев.

Но Банковая «скромно» умолчала о саммите Европейской общенародной партии (ЕНП), в которой президент принимал участие в четверг вечерком — и подвергся жесткой критике со стороны Юлии Тимошенко и линии европолитиков (суть критики: слабые темпы борьбы с коррупцией, погоня грузинской команды и лично Саакашвили).

Президент ЕНП Жозеф Доль, по кое-каким данным, раскритиковал аргументы Петра Порошенко о возможности судебной защиты всех фигурантов: мол, «мы-то ведаем, какие в Украине суды».

На следующий день впечатление «морозного душа» лишь усилилось.

Уже состоялась встреча Петра Порошенко с канцлером Германии Ангелой Меркель, также в расписании встречи с премьерами Финляндии, Швеции, президентом Румынии и генсеком НАТО.

С Меркель президент обсуждал ситуацию в Луганске и миротворческий контингент ООН, а также проблема обмена заложниками — а вот вопрос скептического отношения Берлина к украинским евроустремлениям (особенно обнаружившийся в июле, когда по итогам саммита «Украина-ЕС» сразу три края — Германия, Нидерланды и Франция — выступили против пункта о признании ЕС наших евроустремлений) в официальных релизах не значился.

«В принципе, подобный институт как Восточное партнерство имеет своей целью удержание краёв на расстоянии посредством особого статуса. Функция — удалить их от интеграции, законсервировав особым статусом. А мы, не соображая этих целей и функций, продолжаем биться головой о стену», — сообщает украинский политолог-международник Андрей Мишин.

Без членства, но со «сближением»

Основной вопрос — финальная декларация саммита. Украинская сторона предложила включить в нее лозунг к немедленному освобождению заложников на Донбассе и политзаключенных, размещение на Восходе Украины миротворцев ООН (эту идею, кстати, восприняли одобрительно). И акцентировала внимание на «дискуссии» о пункте, в каком упоминается «агрессия РФ против Украины».

«А это дискуссионный вопрос: можно ли вводить упоминание о конфликте в Украине, но „забыть” о конфликте за Нагорный Карабах? К тому же, Беларусь все равновелико заблокировала бы столь резкие формулировки», — пояснил украинским журналистам одинешенек из украинских дипломатов.

Были и вовсе скандальные предложения: Будапешт предложил привнести в декларацию призыв «уважать права нацменьшинств», что ударило бы по имиджу Украины.

Но это — лишь дипломатические «спецэффекты». Ключевым был проблема удаления из декабрьского решения Совета ЕС пункта о том, что Ассоциация с Украиной не предусматривает членства в ЕС, не дает украинцам права на трудоустройство в краях Евросоюза и т. п. Это решение возникло «по мотивам» референдума в Нидерландах (где большинство граждан зачислило решение о нежелательности вступления Украины в ЕС).

«Украина хотела формализовать вариант «Восточное партнерство+», какое отличалось бы от обычного «партнерства» созданием предпосылок для интеграционных процессов с ЕС.

Петр Порошенко, в частности, не раз уже заявлял, что нам значительно было бы подключиться — сначала ассоциированно — к Европейскому таможенному альянсу: это был бы большой шаг вперед, — пояснил бывший глава «интернационального» комитета Рады, политэксперт Тарас Черновил. — Если бы для трех краёв (Украины, Грузии и Молдовы — прим. ред.) был вариант «плюс» — мы имели бы возможность лоббировать для себя участие в добавочных программах».

Несмотря на опасения, что декларация будет заблокирована, документ зачислили. Вместо «Восточного партнерства плюс» (то есть выделения раздельно Украины как субъекта интеграции, с отдельными правами и полномочиями) в зачисленном документе значатся пункты:

— о «политическом и экономическом сближении» стран-партнеров с ЕС (выговор об Азербайджане, Армении, Беларуси, Грузии, Молдове и Украине совокупно),
— повышении степени политического взаимодействия,
— широкой интеграции в экономику,
— плюс увеличении финпомощи.

Остро стоял проблема о том, как будет реагировать украинская делегация на такую формулировку. Карты открыл брюссельский корреспондент Радио Свобода Рикард Йозвяк, написав в Twitter: «Вылито, Украина согласна на декларацию — но взамен получит своего рода путевую карту по присоединению в один день к Таможенному союзу, Энергетическому и Цифровому альянсам ЕС».

«Мягко говоря, такая формулировка для нас не самая желательная — сложнее будет отыскать лоббистов под конкретные двусторонние договоренности для каждой из стран: некто будет отстаивать интересы Молдовы, кто-то — Грузии, а слить всех будет сложнее.

С другой стороны, понятно и то, отчего Брюссель нам отказал: в их заявлении говорится о нежелательности дополнительных преференций для каких-то одних краёв в ущерб другим, », — считает Черновил.

По словам эксперта, отговорка, высказанная Йоханнесом Ханом, — не проблема унижения или обиды: европейцы не хотели выделять Украину среди иных, хоть эти «другие» не ставят евроинтеграционных целей (Черновил привел в образец Беларусь, чей президент вовсе не прибыл в Брюссель).

«В целом внешнюю политику украинской сторонки характеризуют поправки по «агрессии России», предложенные в финальный документ: она становится будет аутистской, мы не понимаем, что мир не «украиноцентричен», и пытаемся навязать свои резоны везде, где можем.

Хоть декларация Саммита «Восточное партнерство» — не самый подходящий для этого документ, — резюмировал Мишин. — В этом нам рукоплещут лишь «партии войны» в США и ЕС, остальные же отворачиваются».

Тарас Козуб