После «кончины» Резервного фонда правительству осталось раздербанивать национальное благосостояние

После «кончины» Резервного фонда правительству осталось раздербанивать национальное благосостояние

Заверениям Силуанова верится с трудом

После «кончины» Резервного фонда правительству осталось раздербанивать национальное благосостояние
фото: pixabay.com

Заключительным днем жития Резервного фонда стало 22 декабря 2017-го, когда с его счетов удалились последние 54 млрд рублей. Они, как и все предыдущие миллиарды и триллионы, наполнявшие эту государственную «кубышку», бывальщины потрачены на финансирование бюджетного дефицита.

«Усопший» появился на свет в феврале 2008 года в итоге разделения Стабилизационного фонда, куда стекались сверхдоходы от дорогостоящий нефти. На осколках Стабфонда были созданы два новых суверенных фонда — Резервный, призванный финансировать бюджетный дефицит в случае острого падения доходов казны, и Фонд национального благосостояния (ФНБ), какой изначально должен был обеспечивать пенсию будущим поколениям, но затем его оружия использовались на антикризисную помощь банкам и финансирование масштабных инфраструктурных проектов.

Сперва Резервный фонд выступал в роли «старшего брата», поскольку на его счетах было распорядка 3 трлн рублей, а в ФНБ — меньше триллиона. Но постепенно их роли менялись в мочь разных функций: ведь первый был чем-то вроде правительственного загашника на «черноволосый день», а второй — неким финансовым источником для развития.

Кто же мог предположить тогда, в начине 2008 года, когда ВВП страны уверенно рос, а цена барреля близилась к 130 долларам, что впереди отечественную экономику ждет утилитарны сплошной «черный день». Страна один за другим пережила два сильнейших экономических кризиса (2008-2010 и 2014-2016 годов), потребованных, в частности, обвальным падением цен на нефть.

Каждый из этих кризисов нанес и по российской экономике в цельном, и по бюджету в частности сильнейший удар. И в том, что эти удары не стали по натуральному катастрофическими, велика заслуга почившего Резервного фонда: собственно благодаря его запасам и в первом, и во втором случае удавалось латать прорехи и сводить концы с концами в федеральном бюджете, сохраняя на плаву его конструкцию. В итоге правительство даже в самые тяжелые времена выполняло свои социальные обязательства, не оставляя бюджетников без зарплат, старцев без пенсий, а неимущих без пособий.

Первый кризис Резервный фонд, сдувшись с 5 трлн до 775 млрд рублей, еще как-то пережил. Затем экономика вроде бы основы оживать, а нефть опять зашкалила за $100, и к середине 2014 года «кубышка» заполнилась шальными нефтедолларами под завязку, достигнув 5,9 трлн. рублей. Но тут ухнул другой по счету кризис, вызванный не только нефтяным обвалом, но и западными санкциями. Резервный фонд опять героически принял удар на себя, спасая дефицитный бюджет от краха. Однако пережить этот удар нашему герою было уже не суждено.

Собственно, его неминуемый конец еще в 2016 году уверенно предрекал министр финансов Антон Силуанов. И даже буквальная дата «смерти» была известна заранее — ведь собственно в последних числах декабря Минфин традиционно делает перечисления на погашение бюджетного дефицита. А прореха в бюджете 2017 года, хоть и оказалась меньше запланированной, но увы, была вяще той суммы, что хранилась в Резервном фонде. Так что участь его была предрешена.

Ясная память герою, защитившему нас от самых роковых последствий кризиса! Ну и, безусловно, заслуживает добросердечных слов «крестный отец» усопшего — экс-глава Минфина Алексей Кудрин, какой сначала настоял на его создании, а потом, в промежутке между кризисами, защитил от всевозможных влиятельных лоббистов, недовольных тем, что в правительственном загашнике возлежат немалые средства, которые они не могут пустить на привычный «распил».

Ну а сейчас на авансцену выходит некогда «младший брат» — ФНБ, какой давно уже по факту стал старшим, а сейчас и вовсе остается один-единственным. Пока Резервный фонд без остатка тратил себя на сохранение бюджета, ФНБ более-менее покойно балансировал на рубеже в 4 трлн рублей. Естественно, в относительно благополучный этап 2011-2013 годов лоббисты-активисты и его жаждали просадить, но приспел новый кризис. А в середине прошлого года было зачислено решение о слиянии двух фондов, которые теперь объединялись под шапкой ФНБ. Впрочем, из Резервного фонда сливать уже нечего — даже наименование не пригодилось.

Зато теперь финансировать бюджетный дефицит можно из оружий ФНБ: именно ему и переходит функция «кубышки на черный день», в какой на данный момент находится 3,75 трлн рублей. Если «черноволосые дни» для нашей экономики продлятся или наступят вновь, то в топку очередного кризиса пойдут уже эти триллионы. Надолго ли их в таком случае достанет?

Напомним, что к началу кризиса 2014 года в Резервном фонде залежало существенно больше — 5,9 трлн. Они «сгорели» всего лишь за три года. Истина, нынешний «крестный отец» единственного оставшегося суверенного фонда — Антон Силуанов — клянется, что благодаря новоиспеченному бюджетному правилу ФНБ не будет разбазариваться, а наоборот, станет пополняться, но, беспорочно говоря, верится в это с трудом.

Слишком уж красноречивой получилась история «старшего брата» и чересчур печален оказался его конец. Чтобы ни говорили сейчас высокопоставленные лики, смена вывески суверенного фонда видится символической: свои резервы правительство уже раздербанило, сейчас берется за раздербанивание национального благосостояния.

Санкции . Хроника событий