Роковая «Башнефть»: скандалы вокруг добывающего холдинга от Рахимова до Улюкаева

Роковая «Башнефть»: дебоши вокруг добывающего холдинга от Рахимова до Улюкаева

«Все поверили, что беды и злоключения в прошедшем, и тут министра экономического развития обвинили в получении взятки»

Роковая «Башнефть»: скандалы вокруг добывающего холдинга от Рахимова до Улюкаева
фото: AP

В своем нынешнем виде компания была создана в январе 1995 года, когда было учреждено акционерное общество отворённого типа «Башнефть». В результате приватизации около 63% акций остались в собственности Башкирии, 28,3% распределили по затворённой подписке среди трудового коллектива, а еще 5% достались администрации.

Хоть компания и входила в десятку крупнейших нефтедобывающих холдингов края, она считалась региональной и особенных амбиций выйти на более размашистый рынок не выказывала.

Месторождения «Башнефти» были истощены, так как осваивались с 1932 года. Да и те объемы сырья, какие производились, отличались низким качеством из-за высокого содержания серы. Попытки передислоцировать производство в Западную Сибирь не принесли успеха — все проекты либо доводилось закрывать, либо продавать. В связи с этим «Башнефть» закрывала по большенному счету лишь внутренние потребности республики, фактически не поставляя сырье на вывоз.

Однако ближе в 2000-м годам компания нашла выход. При недостачах в добывающем секторе, башкирский ТЭК обладал одним преимуществом — положительными перерабатывающими активами. В советские годы они работали на полную мощность, но со порой загрузка этих предприятий снизилась и они были вынуждены простаивать.

Иные российские нефтяные компании, которым не хватало перерабатывающих мощностей, относились к «Башнефти» с недоверием и отрекались поставлять ей свою нефть без предоплаты, денег на которую ни у самих НПЗ, ни у головного холдинга не было.

Глядите фоторепортаж по теме:

Глава Минэкономразвития Улюкаев задержан в ночь перед отлетом в Перу

Роковая «Башнефть»: скандалы вокруг добывающего холдинга от Рахимова до Улюкаева

11 фото

Но «Башнефть» и тут нашла решение. Она стала пользоваться услугами безымянных трейдеров, какие брали в аренду заводские установки и за определенную плату перерабатывали собственноручно поставленную нефть.

Это было спокойно обеим сторонам — НПЗ зарабатывали живые деньги и не спрашивали, откуда «давальцы» хватают сырье, а трейдеры получали готовую продукцию и экономили на производстве за счет скидок. Другой раз такие никому не известные посредники являлись «однодневками», в дальнейшем торгующими топливо небольшим частным АЗС. Доходы «давальцев» и НПЗ, как утверждают эксперты, бывальщины весьма высокими и вполне законными.

Такая идиллия продолжалась образцово до 2002 года. К тому моменту глава Башкортостана Муртаза Рахимов сконцентрировал все активы здешней «нефтянки» в двух госкомпаниях и дал им согласие распоряжаться полученными предприятиями на свое усмотрение.

Дальше начинается почти детективная история. Обе эти госкомпании передали контрольные пакеты башкирских заводов малоизвестным фирмам, какие летом 2003 года учредили новую частную структуру. Ее главой рекомендации директоров стал Урал Рахимов — наследник Муртазы. Запоздалее акции передали четырем благотворительным фондам, связанным с сыном президента Башкирии.

До этого момента федеральное правительство лишь опосредованно интересовалось тем, что выходит с башкирским ТЭК, но эту сделку Москва не могла обойти вниманием.

В Уфу была выслана делегация аудиторов Счетной палаты, одинешенек из которых, Сергей Игнатов, по итогам проверки заявил: «Это самый беспрецедентный случай хищения активов из федеральной собственности в истории нефтеперерабатывающих компаний России».

Как высчитали аудиторы, федеральный центр так и не получил средств от приватизации предприятий ТЭК в Башкирии, в итоге чего потери бюджета составили около $120 млн.

Было возбуждено уголовное дело, но расследование, судя по всему, проводилось апатично и ни к чему не привело. Во всяком случае, спустя несколько лет его кончили с формулировкой «за истечением срока давности».

Урал Рахимов сохранил контроль над республиканским ТЭК и правил им сначала в ранге председателя совета директоров «Башнефти», а после в должности гендиректора этой компании. Однако настал момент, когда середина эту «семейную лавочку» решил закрыть. Весной 2009 года контрольные пакеты шести башкирских нефтехимических предприятий выкупила за $2,5 млрд АФК «Система» Владимира Евтушенкова.

В первое пора дела у «Башнефти» под новым руководством пошли в гору. Компании удалось выиграть лицензию на месторождение Требса и Титова, а также условиться с ЛУКОЙЛом о его разработке.

Тем не менее, спустя пять лет выяснилось, что в сделке Евтушенкова и Рахимова есть подводные камни. Сначала в апреле 2014 года было возбуждено уголовное дело в касательстве Урала Рахимова. Его обвинили в легализации незаконно полученных оружий и в присвоении и растрате денег в особо крупном размере. Однако Рахимов-младший поспел до этого уехать в Австрию, суды которой выдавать его российским силовикам отказалась.

Евтушенков пострадал гораздо положительнее. Осенью того же 2014 года Следственный комитет обвинил его в отмывании денежных оружий, а Генпрокуратура инициировала арест принадлежащих «Системе» акций «Башнефти», и потребовала вернуть их в госсобственность. После недолгого разбирательства акции «Башнефти», бывшие под контролем «Системы», отошли государству: 50,075 получило Росимущество, 25% — Башкирия.

Впрочем, как ратифицирует Forbes, Евтушенкову было не особенно жалко расстаться с «Башнефтью», ведь за то пора, пока «Система» владела нефтяной компанией, она заработала на этих активах не немного $3,8 млрд.

В центр общественного внимания «Башнефть» вернулась в мае этого года, когда указом Владимира Путина она была выключена из перечня стратегических предприятий, а через несколько дней глава правительства Дмитрий Медведев вновь включил ее в план приватизации.

О своих намерениях приобрести «Башнефть» заявили несколько игроков энергетического рынка России: как крупные — ЛУКОЙЛ и «Татнефть», так и немного известные Фонд «Энергия», за которым стоит экс-министр энергетики Игорь Юсуфов, и Самостоятельная нефтегазовая компания, владельцем которой является Эдуард Худайнатов, бывший президент «Роснефти».

Однако 10 октября Дмитрий Медведев подмахнул распоряжение, согласно которому госпакет в 50,075% акций «Башнефти» будет реализован «Роснефти» за 329,7 млрд рублей и 12 октября эта сделка завершена.

Опять же забрезжила чаяние, что злоключения «Башнефти» наконец-то закончились, и она начнет новую существование под новым руководством. Но радоваться оказалось рано. Спустя три дня, в ночь на 15 октября был приостановлен министр экономического развития Алексей Улюкаев, которого обвинили в вымогательстве взятки в $2 млн за похвала его ведомством приватизации контрольного пакета «Башнефти».

Стоит отметить, что по суждению вице-президента и пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева, «сделка была безотносительно корректной и прошла все законодательные одобрения».

Читайте материал «Евгений Ясин про дело Улюкаева: «Вспоминается 1937-й год»

Приостановлен министр Алексей Улюкаев. Хроника событий