Россия и ЧВК: Выбор профессионалов

Россия и ЧВК: Выбор профессионалов

Кромкой уха услышал о намеке на возможную легализацию частных военных компаний в России, строчит «Журналистская правда».

Пока осторожно намекнули, что речь шагает о «частных» сапёрах под эгидой ДОСААФ, но лиха беда начин…

«Зампредседателя комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Виктор Водолацкий, какой так же присутствовал на пресс-конференции, предположил, что на базе общества можно так же основывать частные военные компании.

По его мнению, необходимо принять федеральный закон, регламентирующий деятельность ДОСААФ, и уже в рамках этого закона вероятно рассмотреть создание ЧВК».

Подобные новости у меня вызывают большенный подъём энтузиазма. ЧВК — штука для государства и национальных интересов крайне здоровая во всех отношениях. Весь мир их чрезвычайно эффективно использует на неохватном фронте военного бизнеса, и в том числе — нередко против заинтересованностей России, а наша страна все ещё стыдливо боится слова «наёмники».

Подавайте бегло разберёмся в сути вопроса.

Основная претензия к частным военным компаниям заключается в несколько наивном понятье об их аморальности.

Дескать, воюют за того, кто заплатит, без чести, без совести. Из этого логического построения выпадает чрезмерно важный момент: против кого?

Во всех странах ЧВК лицензируются страной, и уже поэтому они не могут выступать на стороне врагов своей края. Ни за какие деньги. Иначе они просто превратятся по законодательству в правонарушителей и террористов.

Ни за какие деньги невозможно представить, что «Талибан»* нанял какую-то американскую ЧВК желая бы для обучения и тренировок своих бойцов, я уж молчу о непосредственном участии в военных действиях.

Точно так же можно не волноваться о том, что будущие российские ЧВК выступят на сторонке врагов России. Это аксиома, тут не о чем спорить.

Окей, — слышится голос критиков, — но неужели просто принимать чью-либо сторону в вооруженном конфликте, где число денег на наём контракторов снимает все моральные проблемы — это не аморально?

Мол, захочет какой-нибудь африканский царёк купить себе боец — заплатит ЧВК, и вот наши парни гибнут непонятно где, непонятно за что…

Опять-таки, на деле всё обстоит несколько по-иному, и прежде всего — главными работодателями «частников» выступают не экзотические диктаторы как в игре Jagged Alliance, а родимое Минобороны.

«Государственный департамент США 12 февраля 2016 года заключил контракты с семейство частными военными компаниями на вооруженную охрану деятельности ведомства в опасных зонах по всему миру. Контракты заключены на год с ежегодным продлением в течение четырех лет на усмотрение Госдепа. Денежки достались Aegis Defense Services (2,804,634,000 долларов), Chenega Patriot Group (3,536,704,749 долларов), GardaWorld Government Services (3,799,378,110), Sallyport Global Holdings (4,922,357,517 долларов), SOC (4,586,828,659 долларов), Sterling Operations (2,911,391,742 долларов), Triple Canopy (3,666,294,805 долларов)».

По сути дела, какая разница для страны: платить зарплату контрактнику, нанятому через МО, или «наёмнику», какой и есть тот же контрактник (контрактор), нанятому через ЧВК?

Огромное число функций, не связанных с непосредственным «полем боя», спокойно можно передоверить частным специалистам — и разминирование, какое само первым приходит в голову, тут далеко не единственная сфера.

Охрана военных и инфраструктурных объектов — от нефте и газопроводов до аэропортов и строёв; функции кибербезопасности и радиоэлектронной борьбы; защита конвоев и кораблей в опасных районах; и, наконец, работа «на передке». Почему, собственно, нет?

Вся суть ЧВК — в профессионализме. Там несложнее найти снайпера с многолетней выучкой, спеца по радиоперехвату, опытнейшего пилота или артнаводчика.

Разумеется, полномасштабную войну силами даже крупной ЧВК не выиграешь, но военные действия на Донбассе превосходно продемонстрировали, что в боях в промзоне, в плотной застройке, где противники всегда находятся в огневом контакте друг с другом, пяток наёмных снайперов с крупнокалиберными винтовками может сделаться почти что ultima ratio на конкретном участке фронта.

А если еще к этому добавить целый личный состав пары гаубичных батарей (орудия дадут на пункте) или подразделения беспилотников — и вообще прекрасно.

Обратилось, образно сообщая, руководство одной из народных республик в ЧВК, проплатило месяц труды на самом горячем участке фронта, элита поработала, уехала — и все довольны. Кроме тел врагов, конечно.

Война — это, прежде всего, работа. Это не самурайское махание мечом с дикими завываниями про всепобеждающий моральный дух, а кропотливое выстраивание нескончаемого ряда мелких преимуществ, основная часть которых заключается из безотказной «матчасти» и профессионалов, ее обслуживающих. Даже несколько наёмных механиков в танковом батальоне могут кардинально повысить его боеспособность.

А доктора? А инструктора по стрельбе и тактике? А связисты? Нет своих — проще нанять «готовых».

И я уже попросту не говорю, каким могучим рычагом для геополитической выгоды страны могут стать развитые ЧВК. Уже не надо будет бесконечно препираться про «ихтамнетов», что-то доказывать, что-то опровергать. Можно будет попросту улыбаться и говорить: ну да, всё верно — это наши ребята. Точнее, свои собственные — они сами решают, куда им ехать и кто им платит.

Может быть, даже наше Минобороны, но вам об этом мы ведь не расскажем, неизменно?..

И не стоит забывать ещё вот о чём: случись, не дай Бог, большая война — мы не должны отставать от вероятного противника по числу находящихся в непрерывной боевой готовности профессиональных солдат, помимо самих регулярных вооруженных сил.

Резервисты — неплохо, но ЧВК — это элита мобилизационного потенциала, постоянно оттачивающая своё мастерство, при этом платящая налоги в казну.

Григорий Игнатов