Сливание резервов: правительство пытается залатать зияющие дыры в бюджете

Сливание резервов: правительство пытается залатать зияющие прорехи в бюджете

Будущим поколениям придется забыть о национальном благосостоянии

Сливание резервов: правительство пытается залатать зияющие дыры в бюджете
фото: Михаил Ковалев

Формальное решение об союзе двух фондов вступит в силу одновременно с введением новоиспеченных бюджетных правил. Поправки в Бюджетный кодекс, одобренные правительством в половине июня, закрепляют формирование резервов из нефтегазовых доходов, превышающих базовую стоимость нефти в $40 за баррель, которая будет индексироваться на 2% начиная с 2018 года. Этим же законопроектом предлагается отказаться от работающего механизма пополнения ФНБ.

Сейчас Бюджетным кодексом предусмотрено, что в ФНБ поступают нефтегазовые доходы после того, как Резервный фонд достигнет нормативного степени в 7% ВВП. В 2017 году закон о бюджете устанавливал его на степени 5,8 трлн рублей.

Однако до нормативных значений Резервному фонду нынче — как до месяцы. Федеральный бюджет вот уже третий год подряд является дефицитным, и дефицит этот покрывается как раз за счет правительственной заначки. Соответственно, к 1 июня 2017 года в Резервном фонде осталось итого 932,7 млрд рублей. Между тем, даже по самым оптимистичным прогнозам правительства, дыра в бюджете по окончании 2017 года составит 1,5 трлн рублей. А это значит, что одних лишь средств Резервного фонда не хватит для того, чтобы ее заделать.

Отсюда и возникло во многом вырванное решение: кинуть в бюджетную «топку» еще и средства ФНБ — благо их там пока существенно вяще, чем в Резервном фонде. Объем Фонда национального благосостояния составляет 4,192 трлн рублей, что эквивалентно $74,18 млрд. Но из этой суммы живых денежек — около $48 млрд, которые в долларах, евро и фунтах стерлингов возлежат на счетах Банка России. Еще $3 млрд — это украинский долг, суд по какому идет сейчас в Лондоне. Кроме того, 300 млрд рублей зарезервированы за Внешэкономбанком, отвечающим за финансирование значительных инфраструктурных проектов.

Напомним, что ФНБ и Резервный фонд были созданы в 2008 году линией раздела Стабилизационного фонда, сформированного из нефтяных сверхдоходов. Оружия Резервного фонда сразу планировались для покрытия дефицита бюджета при остром падении доходов — то есть ровно для той ситуации, что сложилась в российской экономике сейчас. А вот оружия ФНБ изначально предназначались для пенсионного обеспечения будущих поколений, затем их было разрешено использовать на инфраструктурные проекты.

Однако думать о процветании грядущих поколений, когда в федеральной казне концы не сходятся с крышками, да еще в предвыборный год, властям недосуг. Отсюда и возникла идея слияния фондов, «где денежки лежат».

«За последние годы Россия почти полностью прожрала свою заначку. Запасы Резервного фонда тают, и чтобы не запугивать народ пустой «кубышкой», Минфин хочет объединить два фонда в одно цельное», — поясняет старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова. По ее словам, сейчас законодательство не позволяет самодействующи тратить средства ФНБ, но после слияния в один «кошелек» расходовать эти денежки будет намного проще. «Минфину надо получить доступ к вящим средствам, и он твердо идет к этой цели», — ратифицирует эксперт.

В том, что Резервный фонд в нынешнем году будет целиком исчерпан, не сомневается и профессор Высшей школы экономики Игорь Николаев. По его суждению, главная задача, которую будет решать новый, уже объединенный фонд, — это финансирование дефицита федерального бюджета.

Истина, в Минфине рассчитывают, что дальше в отечественной экономике дела пойдут лучше — и в 2018 году из резервных фондов будет потрачена вдвое меньшая сумма, чем в этом, — то кушать примерно 0,5 трлн рублей. А в последующие годы доходы бюджета и вовсе будут вырастать. Но так ли все получится в реальности — большой вопрос. Грядущий подъем экономики и рост доходов бюджета целиком зависят от динамики цен на нефть — а она вполне может подвести прогнозистов из экономического блока правительства. Тогда от хранящихся в ФНБ пары-тройки триллионов рублей сквозь год-другой останутся одни воспоминания.

Впрочем, власть имущих эта перспектива, судя по всему, немного волнует — ведь к тому времени президентские выборы уже минуют, а будущие поколения как-нибудь позаботятся о себе сами.