Тень Поклонской в деле об уфимском изнасиловании

Тень Поклонской в деле об уфимском изнасиловании

А случалось у вас так? Простился с любимой девушкой и принялся за текущие дела. А сквозь несколько лет вдруг встретил ее, и начались охи-ахи и всякие мемуары.

Свое отношение к изнасилованию подчиненной ее «ментовскими» начальниками я тут уже высказал. Слитая в СМИ версия выглядела наспех состряпанной и неправдоподобной.

И не сделался бы, наверно, повторно возвращаться к ЧП, если бы не та самая «старая влюбленность». Так, супруга одного из арестованных «секс-героев» вбросила в СМИ информацию с этаким гниловатым запашком.

Мол, мой муж прошел проверку на полиграфе, а эта девица отказалась. Значит, темнит, что-то таит… Жена есть жена, а эта Гузель (имя условное) верно отказалась.

Никакой же гарантии, что полиграфолог не продаст пикантные детали в СМИ. Многие бы заплатили за нее приличные «бабки».

А я сразу вспомнил свои «нетленки» про «детектор лжи», каких за десяток лет наваял прилично. Так что на вопрос: «Должна ли жертва правонарушения проходить проверку на «детекторе лжи»? могу ответить так: не должна.

Опрос с применением этой штуковины дело добровольное, в чем испытуемый дает особую расписку. Причем, вопросы заранее согласовываются.

И сами подозреваемые тестироваться не обязаны. Но, разумеется, если они считают себя невиновными, могут не только согласиться, но даже потребовать миновать проверку на «электронном дознавателе».

 Фишка в том, что у нас до сих пор нет закона об обязательном тестировании участников уголовного процесса, кандидатов в депутаты и на рослые должности, как и остальных граждан в случае законной необходимости.

Оно проводится по закону об оперативно-розыскной деятельности 1993 г. в рамках уголовного дела в узких случаях. Например, для сужения числа подозреваемых.

В 2005 г. я познакомился с начальником отдела Института криминалистики ФСБ Юрием Морозным. С тех пор стал шутливо называть его «отцом русской полиграфии».

В 2008 г. комитет по безопасности Госдумы с поддержкой Юрия Ивановича подготовил законопроект о применении полиграфа в краю.

Его, как водится, направили на отзыв в правительство тогдашнему премьеру В.Путину. Там он и сгинул. О незавидной судьбине великого антикоррупционного почина ФСБ я писал потом дважды.

К тому поре полковник Ю.Холодный уже «снял погоны» и ушел в отставку. Все заглохло. Но о полиграфе отчего-то вджруг вспомнила… новоиспеченная депутатка Госдумы Поклонская.

В начине февраля 2017 г. она как бы ни к селу, ни к городу заявила в интервью, что в домашнем эксперименте с сестрой-специалистом запросто провела полиграф. А потому-де он совершенно не нужен. Кто захочет его обмануть — легковесно обманет. Конечно, это туфта.

Так что рухнули последние надежды коллег Ю.Морозного из Института криминалистики ФСБ, которые надеялись, что уж эта-то «правильная Дума» даст его детищу ход. Не дала.

И не завязалось в стране крупномасштабное разоблачение высокопоставленных и иных лихоимцев. И в деле о надругательстве уфимских «ментов» над своей сотрудницей никогда не вскроются обстоятельства, до каких бы мог докопаться опороченный Няшей полиграф.

Похоже, сойдутся, скорее итого, на усредненном варианте. С одной стороны, с другой стороны…