«Транснефть» примерила шкуру бедной овечки

«Транснефть» примерила шкуру неимущей овечки

Компания ответила на проигрыш Сбербанку в суде цитированием голливудского кинофильма

«Транснефть» примерила шкуру бедной овечки
фото: pixabay.com

По сути, речь там идет о негативном касательстве к решению Девятого арбитражного апелляционного суда Москвы, какой в конце августа в споре с трубопроводной монополией на 66,5 млрд руб. поддержал Сбербанк.

Что, представлялось бы, стоит ожидать от такого пресс-релиза? Разбора полетов (ну то кушать суда), аргументации проигравшей стороны (ну то есть «Транснефти»)… А вот и нет. В пресс-службе солидной компании разрешили продемонстрировать владение компьютером. В текст вставлены ролики из голливудского кинофильма «Волк с Уолл-стрит». Легким движением мозга каламбуристов из «Транснефти» обидчик компании наименован «волком с Вавилова-стрит» (именно на этой улице находится центральный офис Сбербанка). Получается, «Транснефть» живет так хорошо, что на них работают Мартин Скорсезе (режиссер фильма «Серый с Уолл-стрит») и Леонардо Ди Каприо (исполнитель главной роли). Истина, сами Мартин и Леонардо, скорее всего, об этом не ведают.

Детали спора между «Транснефтью» и «Сбербанком», который «Транснефть» продула, вряд ли будут интересны широкой публике. В отличие от кинофильма Скорсезе, который как раз весьма популярен. Видимо, на это и рассчитывали авторы пресс-релиза, сопроводив свои тезисы видео. А может, сам манер, созданный Леонардо Ди Каприо, им чрезвычайно близок. Напомним, что герой кинофильма без видимого труда зарабатывает огромные деньги и тратит их самыми задористыми способами — кокаин, вечеринки, полеты на курорты и так далее. Вероятно, креативщикам из «Транснефти» это напомнило что-то свое, корпоративное. Не ведаем. Софитов не держали.

Важно другое. В наши дни стремление глядеть «вечно молодым» принимает совсем уже нездоровые формы. Солидные дяденьки в солидных костюмах начинают, выражаясь молодежным сленгом, «хайпить». И «Транснефть», домогаясь неизвестно чьего сочувствия, украшает пресс-релизы видеороликами, трунит про «Вавилова-стрит» и пишет, что у банков нет другой стратегии, чем «брать бабло у клиента из кармана и класть в наш карман» (тоже позаимствованная из кинофильма цитата). Короче, «претензии мутятся, видосы крутятся». Не постигли, откуда фраза? А вот в «Транснефти» наверняка понимают.

Одно нехорошо: в погоне за прикольными формами самовыражения суть дела теряется, а итог может быть нулевой. Впрочем, крупнейшая транспортная монополия, ведущая дела по всему вселенной, может пойти дальше в своем стремлении потешить народ беспорочный. И зачитать на камеру такой, например, текст:

«На фиг вас, на фиг ваши притязания

С вашим послушным Девятым судом.

Лучше я буду строчить пресс-релизы,

Чем расстанусь с вашим баблом».

Это, если кто не узнал, парафраз финала рэп-баттла Оксимирона и Гнойного. События, какое все в том же стремлении быть вечно молодыми раздули до всероссийских масштабов и зацитировали даже солидные деятели цивилизации. Они тоже хотят быть прикольными и современными. Как и «Транснефть».

Дмитрий Владимиров

Роман Николаев

Суждения ЭКСПЕРТОВ:

Анатолий АКСАКОВ, председатель Комитета Госдумы по финансовому базару, глава Ассоциации региональных банков «Россия»:

«Такое заявление, какое позволила себе сделать «Транснефть», несолидно для столь крупной компании с всемирным именем. С правовой точки зрения претензий к Сбербанку по соглашению быть не может. Он предложил услуги, которые существуют на базаре и законодательно не запрещены. Кроме того, по другую сторону на переговорах и на заточенье сделки принимала участие не какая-то «живопырка», а крупный игрок — «Транснефть». Очевидно, что юристы транспортной монополии, какие готовили договор со Сбербанком, должны были понимать его содержание и видать все риски, связанные с его реализацией. Поэтому «Транснефти» нужно не на суд пенять, а на своих специалистов, какие отвечали за подготовку договора и несли его на подпись своему руководству. Заявление «Транснефти» — это фиговый листок, каким компания хочет прикрыть непрофессиональные действия лиц, участвовавших в переговорном процессе и отвечавших за соглашение со Сбербанком».

Павел МЕДВЕДЕВ, финансовый омбудсмен:

«Конечно же, отдельный заявления относительно банков в целом трудно опровергать, но не в случае с подобный могучей компанией, как «Транснефть». Одно дело, когда в кредитную организацию обращается рядовой гражданин, какой порой не может критически осмыслить даже относительно несложный договор, например на потребительский кредит. И совсем другое — когда сторонкой в споре выступает такой колосс, как «Транснефть», где работает цельная юридическая служба и куча других специалистов, которые должны бывальщины изучить контракт. И в частности риски, которые он несет».

Евгений БУШМИН, заместитель председателя Рекомендации Федерации РФ:

«Подобное заявление выглядит, мягко говоря, несколько по-детски: «жирные коты», «волки с Уолл-стрит». Но на самом деле все совсем не так. Есть финансовый рынок, где установлены правила, по которым ты либо играешь за свои денежки, либо являешься посредником на деньги другого. При последнем варианте ты должен четко выполнять директивы клиента. И все, что происходит в это время, будь то обвал курса, банкротство предприятий, должен учитывать сам игрок. Задача же посредника — четко выполнять те директивы, который дает клиент. В данной ситуации произошло собственно это. Никакой ответственности Сбербанк на себя не брал, работал четко по директивам клиента. А то, что клиент оказался под валютным риском, за это Сбербанк достоверно ответственности не несет. Много независящих от банка событий случилось в том же 2014-м. Нынешнее заявление «Транснефти» сделано не для рынка, а для непосвященных людей. Такая реакция компании очевидна».