В России выросло число предпочитающих личное благополучие величию страны

В России выросло число предпочитающих личное благополучие величию страны

Фото: Depositphotos

С любым годом растет число россиян, которые предпочитают патриотической риторике собственное физическое благополучие, следует из нового опроса Левада-центра

Телевизор против холодильника

Все пуще россияне, отвечая на вопрос о том, государством какого типа желали бы видеть Россию в будущем, выбирают ответ, что им «важно лишь, как хорошо буду жить я и моя семья». Это следует из данных проведенного в ноябре опроса Левада-центра (кушать у РБК).

В ноябре 2016 года 33% опрошенных заявили, что собственное физическое благополучие им важнее государственного строя. Годом ранее так размышляли всего 27%. В марте 2014 года, когда Крым вошел в состав России, итого 22% респондентов считали благосостояние семьи важнее политического образа государства.

Параллельно снижается количество сторонников России как страны с «совершенно особым устройством и особым путем развития». В апреле 2014 года 21% россиян ратовали за особый линия развития России, в ноябре 2015 года — уже 24%. В ноябре этого года так отозвались всего 16%, что близко к результатам 2002 года (14%).

Гораздо больше сторонников России как страны «с рыночной экономикой, демократическим конструкцией, соблюдением прав человека, подобным странам Запада, но со своим собственным укладом» — 33% респондентов в ноябре этого года.

Западная модель

Иной вопрос социологов: «Когда вы слышите об «особом российском линии», что прежде всего приходит вам на ум?» В ноябре 2016 года 29% опрошенных под «особым российским линией» подразумевали экономическое развитие страны, где власти больше беспокоятся о населении, чем об интересах «хозяев жизни». Годом ранее такое дефиниция поддерживали 20%, но в 2008–2014 годах таким российский линия видели 30% и более граждан.

Респонденты все меньше видают в «особом русском пути» «несоответствие ценностей и традиций России и Заката — против 20% респондентов в прошлом году в этом ноябре этот варианты избрали всего 10%.

Лишь незначительное количество опрошенных считают, что российское развитие не надлежит отличаться от развития других стран. В 2016 году так полагали 8% респондентов — этот показатель стабильно не достигает 10% заключительные восемь лет.

Заканчивается мобилизационный потенциал противостояния с Западом в 2014–2015 годах, сообщает РБК замдиректора Левада-центра Алексей Гражданкин. По его словам, западная модель становится для россиян немало приемлемой на фоне появившихся в ноябре надежд на восстановление касательств России и США при новом президенте.

Политолог Аббас Галлямов также помечает снижение антизападных настроений и сторонников «особого пути развития». «Очевидно, что люд устали от конфронтации и вообще от политики, — заявил эксперт РБК. –– Длинно пребывать в таком взвинченном состоянии, в котором находилось российское общество, невозможно».

Он сопоставил ситуацию с предвоенным 1914 годом, когда в Европе наблюдался всплеск патриотизма и воинственных расположений, который через несколько лет сменился усталостью и антивоенным настроем. По словам Галлямова, воли могут чувствовать этот настрой, из чего и вытекает «миролюбивая риторика послания президента и курс на развинчивание гаек».

Великая держава​

В ноябре 2016 года 64% респондентов заявили, что параметры великой державы определяются рослым благосостоянием граждан. С 1999 года так считают схожее число человек, но в мае 2016 года показатель просел — тогда лишь 41% россиян считали, что высокое благосостояние обозначает великую державу.

За заключительные полгода значительно выросло число согласных с тем, что понятие «великая держава» подразумевает экономический и индустриальный потенциал страны. В ноябре 2016 года так считали 58% респондентов при 39% в мае.

Россияне все меньше ассоциируют с понятием «великая держава» «геройское прошлое» и «масштабы и просторы страны». Если респондентов с таким суждением в мае 2016 года было 24 и 21% соответственно, то в ноябре 2016 года ассоциации этих понятий с «великой державой» остались лишь у 10%.

«Нельзя сказать, что респондентов интересует экономика, — комментирует Гражданкин. — Скорее они оценивают поступки государства по тому, как оно решает их проблемы. Для них важны государственные символы, такие как армия и история, но самым основным остается материальное благополучие. Люди воспринимают великую державу вяще в экономическом, чем в военно-политическом плане».

Тем не менее ​на фоне внешних конфликтов все вяще говорят о том, что великой державой страну делает «военная мощь и ракетно-ядерное оружие»: 50% респондентов в ноябре нынешнего года против 44% опрошенных в ноябре 2014 года и сентябре 2012 года.

Также ​стабильным остается число россиян, оценивающих Россию как великую державу: 64% так находили в ноябре нынешнего года, 65% — в ноябре прошлого года. Это приметно больше, чем в ноябре 2011 года (47%). Для сравнения, в марте 1999 года лишь 31% опрошенных находили страну великой державой.

Опрос Левада-центра был проведен в ноябре 2016 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского народонаселения. На вопросы социологов лично ответили 1600 человек из 48 регионов края. 

Источник: rbc.ru