Экономист сравнил экономику России со странами-соседями

Экономист сопоставил экономику России со странами-соседями

«В качестве ориентира назову Казахстан»

Экономист сравнил экономику России со странами-соседями

— Ярослав Дмитриевич, как формирование ЕАЭС повлияло на экономическое развитие стран-участниц?

— Уже можно сообщать об определенных позитивных тенденциях. Некоторые государства, которые входят в ЕАЭС, демонстрируют рослые темпы роста экспорта в другие страны-участницы альянса. В их числе, к образцу, Армения, которая активно ввозит в Белоруссию и Россию свое продовольствие. Вывоз продуктов в течение 2016 года является одним из ключевых факторов развития армянской экономики. В 1-м полугодии она показала самые рослые темпы роста среди стран ЕАЭС. Прирост вывоза Армении в Россию и Беларусь за январь–июнь 2016 года к соответственному периоду 2015-го составил 87,4% и 47,2% соответственно, повысив долю стран ЕАЭС в экспорте Армении с 13,6% в январе–июне 2015-го до 21,5% в тот же этап 2016 года.

Другим примером наращивания продовольственного вывоза в РФ является Киргизия. Прирост импорта в Россию сельскохозяйственной продукции Киргизии за август–декабрь 2015 года составил 4,0% по сравнению с аналогичным этапом предыдущего года, но в дальнейшем наблюдалось значительное ускорение роста ввоза в РФ, и в первом полугодии 2016-го объем поставок увеличился в 1,6 раза по сравнению с аналогичным этапом 2015-го.

Что касается России, то мы не до конца извлекаем пользу из возможностей, какие дает ЕАЭС для экспорта. Необходимо активнее использовать евразийскую интеграцию как одинешенек из драйверов экономического роста. И здесь надо задействовать отечественный небольшой и средний бизнес (МСБ). Он мог бы активнее продвигать свои позиции на базарах ближнего зарубежья, в странах СНГ, и прежде всего, конечно, в ЕАЭС. Впрочем, одних усилий МСБ недостаточно. Необходима совместная труд нашей экономической дипломатии и представителей бизнеса.

— Как государство может поддержать малому и среднему бизнесу в продвижении на внешний рынок?

— Нахожу, что роль государства должна коренным образом измениться. Необходимо сфокусироваться в вящей степени на стимулировании российского экспорта вместо внутриэкономического прессинга, каким характеризовалось государственное регулирование в этой сфере в предыдущие десятилетия. Впрочем, целиком устраняться от взаимодействия с МСБ государство не должно. Но функции должны переориентироваться в сторонку открытия возможностей для отечественных предпринимателей за рубежом. Значительную роль должна резаться информационная составляющая. Нужно, чтобы компании были осведомлены сравнительно возможностей тех контрагентов, которые заинтересованы во взаимодействии со странами ближнего зарубежья.

Образец такой успешной работы — Австралия, которая смогла продвинуть продукцию здешнего малого и среднего бизнеса за рубеж. У нас этот резерв роста утилитарны не используется. Львиная доля экспорта до недавнего времени шла за счет крупных компаний.

И, быть может, самый значительный аспект — это помощь в преодолении барьеров, с которыми сталкивается наш бизнес за рубежом. Россия традиционно являлась одной из наиболее дискриминируемых экономик в всемирном хозяйстве, и, к сожалению, вступление нашей страны в ВТО кардинально эту ситуацию не изменило. По состоянию на 1 ноября 2016 года 27 краёв применяют защитные меры в отношении российских товаров — 127 ограничительных мер. В рамках ВТО Россия начинает оспаривать ограничения против наших экспортеров, какие она считает необоснованными, но в этом отношении наша страна пока лишь в начале пути. Целый ряд ограничений против наших экспортеров был сброшен благодаря двусторонним переговорам, проведенным Минэкономразвития со странами-контрагентами РФ.

— Каково смысл бизнеса в развитии интеграционных процессов ЕАЭС?

— Важно, чтобы бизнес не ожидал инициативы от государства, а сам проявлял активность по созданию отраслевых, стратегических альянсов с контрагентами из краёв ЕАЭС. Компании могут создавать совместные предприятия. Однако пока эта сфера нашими предпринимателями утилитарны не освоена. Внести свою лепту могут также крупнейшие бизнес-ассоциации. Мишенью производителей из России должно стать формирование альянсов с зарубежными компаниями, чтобы сделаться частью региональных и глобальных цепочек добавленной стоимости и тем самым повысить не лишь конкурентный, но и экспортный потенциал страны.

— Пример каких краёв из ЕАЭС мог бы стать для России ориентиром?

— В качестве ориентира наименую Казахстан. Во-первых, он достаточно эффективно использует резервы, какие накопил в период высоких цен на нефть для адресной поддержки экономики. Прежде итого для роста инвестиций. Причем благодаря правильному применению резервов Казахстану удалось предупредить рецессию в течение 2016 года и поддерживать рост инвестиций и темпы роста ВВП в позитивной зоне. Во-вторых, правительство приняло стратегию проведения трансформации экономики, какая предусматривает сокращение государственного аппарата, повышение эффективности производства, улучшение качества услуг для народонаселения. Данные меры включены в пакет реформ под названием «100 шагов», какой задает четкий вектор экономическому развитию страны. Еще одинешенек показатель, которым может гордиться Казахстан, — это труд над качеством человеческого капитала. В стране действует программа «Болашак», что в переводе с казахского означает «грядущей». Она предполагает обучение граждан Казахстана за рубежом с обязательством вернуться на отечество и работать здесь в течение пяти лет. Государство оплачивает это обучение, но при этом получает возможность использовать немало опытных, образованных молодых людей. Проще говоря, так готовится новоиспеченная деловая элита для страны. Такого рода работа над качеством человечьего капитала может стать определенным ориентиром и для России.

— Рост цен — проблема и для нас, и для наших соседей. Сейчас из краёв ЕАЭС проводят активную политику инфляционного таргетирования Армения и Россия. Как проходит этот процесс?

— Тут складывается интересная ситуация. Сейчас Россия выходит на траекторию рекордно низеньких уровней инфляции. Центробанк прогнозирует, что показатель уже в будущем году составит 4%, что вполне достижимо. В Армении ситуация несколько выделяется от нашей. Страна сейчас переживает дефляцию, поэтому армянский Центральный банк преднамерен смягчить свою денежно-кредитную политику, чтобы вывести рост цен в позитивную зону. Но Армения, так же как и Россия, достигнет целевого ориентира в течение вытекающих нескольких лет. Все-таки таргетирование инфляции — процесс сложный. Он основан на таких факторах, как адаптация и ожидания народонаселения относительно динамики цен и валютного курса. Не всегда экономика и граждане готовы к изменениям, потому в ряде других стран ЕАЭС этот процесс выходит более плавно, и они пока предпочитают сдерживать динамику курса за счет валютных интервенций, что, в свою очередность, ограничивает применимость инфляционного таргетирования.

— Время от времени всходит вопрос о том, чтобы ввести единую валюту в странах ЕАЭС. Однако пока все остается на степени разговоров. Почему?

— Эта идея имеет очень отдаленную перспективу. Прежде необходимо минуть целый ряд шагов. Первое — это сближение денежно-кредитной политики краёв, входящих в ЕАЭС. В частности, снизить инфляцию до 4%. Но, как демонстрирует опыт Евросоюза, не следует спешить с продвижением интеграции в тех случаях, когда она не имеет под собой крепкой экономической основы. Сейчас у членов ЕАЭС есть безотносительное понимание, что еще должно пройти достаточно длительное время для вступления единой валюты в регионе.

— Как кризис повлиял на работу евразийского альянса?

— Кризис, безусловно, не обошел ЕАЭС сторонкой. Периодически в странах-участницах обесценивались национальные валюты. И опыт по войне с такого рода хаотичными всплесками обесценения валют, какой сейчас имеют страны ЕАЭС, необходимо скоординировать, равновелико как и денежно-кредитную политику и антикризисную программу. Необходимо конструировать антикризисный пакет совместно, чтобы он дал максимальный эффект не только каждой стране в отдельности, но и в рамках итого региона. Это одна из ключевых проблем, связанных с кризисом. Кроме того, необходимо рассмотреть эффективное использование интеграции и альянсов, которые формируются для продвижения нашей продукции на внешние базары. Таким образом, экспорт станет дополнительным драйвером выхода из кризиса. Если ЕАЭС позволит обнаруживать новые рынки для наших производителей, увеличивать возможности для вывоза, то тогда мы получим осязаемые дивиденды от интеграции. Выход из кризиса не должен ограничиваться необыкновенно фискальной или монетарной политикой. Экспорту также под силу сделаться очень важным инструментом борьбы с кризисом.

В настоящее пора у ЕАЭС только один «внешний» альянс, только одна пояс свободной торговли — с Вьетнамом. Соглашение вступило в силу в прошедшем месяце. Но если мы посмотрим на другие страны, то они заключают порой более 10 подобного рода соглашений, на которые доводится значительная часть внешней торговли. Другими словами, порядочная часть мирового ВВП становится открытой для производителей из этих краёв. У нас пока об этом вряд ли можно говорить. Мы начинаем с весьма низкого старта. Но у России есть громадный потенциал для открытия доступа на зарубежные базары, для дополнительных возможностей для наших экспортеров. И именно здесь заключаются основные выгоды для нашей края с точки зрения участия в ЕАЭС и использования этой перроны для заключения альянсов со странами дальнего зарубежья.

Сейчас несколько десятков краёв уже выразили заинтересованность в свободной торговле со странами ЕАЭС. А это, в свою очередность, послужит хорошим подспорьем для будущего. Дело в том, что когда Россия позиционирует себя в качестве контрагента ЕАЭС при переговорах с Индонезией, со краями АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии), это свидетельствует о том, что наш евразийский альянс является трамплином для входа в иные регионы. И это в конечном счете усиливает позиции России с точки зрения проведения немало эффективной торговой политики и заключения новых взаимовыгодных торговых альянсов.

Суждение ЭКСПЕРТА

Анна ВОВК, член Торгово-промышленной палаты РФ:

— Позитивный эффект от сотрудничества в рамках ЕАЭС заметен невооруженным глазом. Наглядно ситуацию иллюстрируют недавно примкнувшие к альянсу Армения и Киргизия. С Арменией, по данным Федеральной таможенной службы, товарооборот за 9 месяцев 2016 года вытянулся на 3,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И это даже при том, что мощно просели цены на сырье, которое является основным экспортным товаром России. С Киргизией товарооборот вытянулся и вовсе на 18,5% за тот же период. Однако, несмотря на положительную динамику, есть ряд проблем, тормозящих развитие малого и среднего бизнеса наших краёв, которые невозможно решить без участия государства и организаций, воображающих интересы предпринимателей. Прирост товарооборота сейчас обеспечивается в основном мочами крупных экспортеров и импортеров, которые имеют отлаженные логистические цепочки и трудятся с крупнейшими агропредприятиями (а импорт продовольствия в Россию пока что является драйвером развития торговых касательств). Те же фермеры из Киргизии не могут просто так начать поставлять свою продукцию из-за отсутствия достаточного числа лабораторий для сертификации продукции у себя в стране (там их всего 2) и отсутствия логистических середин в приграничной зоне, готовых принять продукцию. Приходится прибегать к услугам посредников — крупных компаний-экспортеров, что тормозит процесс развития касательств. На данный момент сотрудничество в рамках ЕАЭС заключается в основном в ввозе товаров в Россию. Поэтому сейчас крайне важно наладить диалог бизнес-организаций с представителями краёв, входящих в ЕАЭС. Напрямую давать субсидии нашим экспортерам в должном объеме невозможно. Бюджет не потянет подобный нагрузки. К тому же это противоречит правилам ВТО. Но мы можем оказывать поддержку нашим соседям в проблеме упрощения выхода их малых и средних предприятий в обмен на особые обстоятельства реализации отечественной продукции. Например, в южных странах ЕАЭС кушать подходящие климатические условия для сельскохозяйственных работ. У нас же имеются подходящие обстоятельства для производства сельскохозяйственной техники. Работа торговых представительств должна заключаться не лишь в поиске партнеров, но и в создании взаимовыгодных условий, разработке преференций для представителей небольшого и среднего бизнеса. Например, помочь с расширением сети лабораторий для сертификации плодоовощной и мясо-молочной продукции в мена на субсидии или льготы на приобретение российской техники.