Загадки «налога на тунеядство»

Загадки «налога на тунеядство»

А как быть с Конституцией и словом президента не вводить новые налоги?

Загадки «налога на тунеядство»
фото: Алексей Меринов

Напомним и то, как обосновал министр наименованную им же сумму: «Давайте исходить из того, что человек легально трудится, тогда он заплатит подоходный налог. За год, если считать его с МРОТ (минимальный размер оплаты труда), сумма составит 11 700 рублей. Если человек «в тени», за него взнос в фонд ОМС (непременного медицинского страхования) платит субъект РФ. В среднем в регионах 8–9 тысяч. Итого 20 тысяч в год для основы».

Это вот завершающее «для начала» от министра меня, честно говоря, мощно настораживает. Потому что уже через годик-другой эти 20 тысяч могут обратиться и в 30 тысяч, и в 40 тысяч рублей, и так далее.

Ладно, пока покинем эти вполне реальные опасения и постараемся сконцентрироваться на вещах принципиальных.

Планируемая война с тунеядцами — это все-таки далеко не то, что было в этом плане в Советском Альянсе. Да и не планируют бороться, просто деньги нужны. А в советские поры, в 1961–1991 годах, это был состав преступления, заключавшийся в «длительном проживании совершеннолетнего трудоспособного лики на нетрудовые доходы с уклонением от общественно полезного труда». В мае 1961 года был зачислен Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «Об усилении войны с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно здорового труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Тех, кто не трудился более четырех месяцев в течение года, вполне могли и посадить по 209 й статье УК РСФСР.

В всеобщем, для эпохи строительства коммунизма все это было, наверное, логично, так как труд в СССР был, как популярно, почетной обязанностью. Не правом, а, повторю, обязанностью. Получается, что если должен сидеть, но не делает этого, значит, такой человек должен тащить наказание. Но и государство в те годы было обязано трудоустраивать своих граждан.

То, что ныне взбудоражило общество — «налог на тунеядство», если он будет заведён, — не означает возврата к норме Конституции СССР 1936 года. Труд по-прежнему останется правом, и ты можешь, будучи вполне трудоспособным, не трудиться. Никто тебя за это не посадит и не сошлет куда-либо. Но ты должен будешь платить тот самый «налог на тунеядство».

Отчего вдруг встал вопрос с «налогом на тунеядство»? Не платим, и вдруг подавайте, платите.

Проблема здесь в следующем. Федеральный фонд непременного медицинского страхования (ФФОМС) формируется у нас как за счет взносов работодателей (за трудящееся население), так и за счет взносов региональных бюджетов (за неработающих). Причем неработающие — это не лишь дети, пенсионеры и студенты. Это и люди трудоспособного возраста, но нигде формально не трудящиеся.

По Конституции медицинская помощь и такой категории граждан должна предоставляться даром. Им — бесплатно, но региональные-то бюджеты должны все это дело оплатить. Вот и получается, очевидно, не совершенно справедливо.

Дефицит ФФОМС за 2015 год составил 65,3 млрд рублей при всеобщих доходах 1,57 трлн рублей, из которых 616 млрд рублей составили перечисления из бюджетов регионов за неработающее народонаселение.

Здесь надо обязательно уточнить, что неработающие в трудоспособном году — это не только студенты. Те же официально зарегистрированные безработные вполне попадают в эту категорию. Хватать с них «налог на тунеядство» было бы совсем неправильно. С какого заработка они будут отзывть налог? С пособия по безработице? Нет, с таких граждан, конечно же, «налог на тунеядство» взиматься не будет. Как не будет он взиматься, судя по эксперименту Беларуси, где в 2015 году было принято соответствующее решение, с родителей, воспитывающих детей до определенного года; священнослужителей; лиц, отбывающих наказание в виде ареста, и т.п. Кстати, наименование у того решения Беларуси запоминающееся: декрет «О предупреждении социального иждивенчества». По этому декрету граждане Беларуси, не участвующие в финансировании бюджета 183 календарных дня, т.е. не уплачивающие налоги, должны оплатить особый налог в размере 20 базовых величин. В 2016 году эта сумма составляет 420 белорусских рублей, или 13,7 тысячи российских.

Получается, что основания для взимания «налога на тунеядство» кушать, даже опыт братской Беларуси имеется. Значит, вперед?

А вы уверены, что можно будет верно определить тех, кто должен платить этот налог? Я вот далеко в этом не уверен.

Судите сами. По заключительным (сентябрьским 2016 года) данным, в России насчитывалось возле 900 тысяч официально зарегистрированных безработных. Да, они платить налог не будут. Но всеобщая численность безработных составила 4 млн человек. Это те, кто не имел работы, деятельно ее искал и готов был в ближайшие недели выйти на работу (вводя официально зарегистрированных). Именно так оценивает безработицу Международная организация труда (МОТ). Такие люд, получается, тоже должны будут платить «налог на тунеядство». Это верно? Нет, не правильно.

Значит, их надо как-то выделить из категории плательщиков.

Уместно, по информации в том числе Минтруда, общая численность лиц, не получающих доходы от трудовой деятельности, из числа трудоспособного народонаселения превышает 16 млн человек. Есть и другие оценки: вяще 20 млн потенциальных плательщиков налога. В любом случае образцовый порядок цифр ясен: полтора-два десятка миллионов человек. Вот этот-то распорядок цифр и пугает. А представьте, как он действует на чиновников: так и хочется умножить эти цифры на 20 тыс. рублей («для основы»). Это какие же огромные деньги можно собрать! И никто при таком магическом воздействии величины возможных дополнительных доходов не захочет разбираться с плательщиками. Не трудишься — плати!

Беспокоит еще и то, что как-то, по-моему, не задумываются над возможной неконституционностью этого самого «налога на тунеядство». У нас вообще-то по Конституции граждане имеют право на оказание даровой медицинской помощи. Ну и какая она получается бесплатная, если ты должен вначале уплатить соответствующий налог?

По-видимому, понимая это, Советом Федерации была высказана идея о том, что субъекты РФ могут получить право «устанавливать неработающим гражданам трудоспособного года, не имеющим объективных причин быть неработающими, объемы даровой медицинской помощи, либо устанавливать для них отдельный платеж на непременное медицинское страхование с введением на определенный срок моратория на его оплату».

Второе, как было отмечено рослее, может быть оспорено в Конституционном суде. А вот первый вариант вполне перспективен. Получается так: если гражданин вполне может легально трудиться, но не делает этого, то объем гарантированной медицинской помощи ему сокращается. Желает лечиться — пусть дополнительно платит.

Вот такая проблема и таковы вероятные перспективы. Теперь давайте о том, что действительно можно и нужно было бы сделать.

Первое. Должна быть целая определенность с тем, кого мы хотим подвигнуть как-то оплатить «доступ к социальной инфраструктуре» (ныне еще и такой политкорректный термин появился). Пока не будет четких критериев, пока не будет полной уверенности в том, что такую категорию плательщиков смогут четко выделить, не стоит это все и затевать.

Второе. Никакого «налога на тунеядство» быть не надлежит в принципе. Хотите, чтобы те, кто мог бы оплачивать свое лечение, мастерили бы это? Сокращайте для них объем гарантированной бесплатной медицинской помощи (не забывая о кой-какой условности этой «бесплатности»). Люди, разумеется, в вящей степени будут тратиться на оплату медицинских услуг. Желаете, чтобы оплачивали? Пожалуйста, в такой форме.

Если реально оценивать перспективы собственно такого подхода, то чиновников это вряд ли удовлетворит. Конечно, они будут за налог на всех подпадающих под него, а не за то, чтобы люд сами платили за медуслуги. Так проще. Так деньги сначала шагают в фонд (вот оно, главное!), а не в лечебные учреждения. Так, в конце крышек, можно больше собрать денег, потому что далеко не все из потенциальных плательщиков «налога на тунеядство» будут лечиться в районных поликлиниках и больницах. Сейчас, уместно, так тоже происходит, но это чиновники предпочитают не замечать.

Третье. Ныне не то время, когда здесь надо что-то реформировать, впрыскивать «налог на тунеядство». Да, проблема есть, но ведь кризис на дворе, реальные доходы народонаселения падают. Уровень жизни снижается. В такой период лучше такие социально сентиментальные сферы вообще не трогать, потому что издержки будут порядочные. По уму все равно не сделают, так что оставьте этот зуд реформаторства до лучших преходящ. Сначала не на словах, а на деле начните выводить экономику края из кризиса, а потом уж принимайтесь за решение подобного рода проблем.

Четвертое. На перспективы реализации идеи о введении «налога на тунеядство» может повлиять политика. В неимущей стране (Россия, несмотря на длительный период «бешеных» цен на нефть, остается краем с бедным населением) подобная мера будет электорально привлекательной. Так как у нас скоро уже президентские выборы, и по таким мотивам этот налог может быть введен.

И последнее. О чем власти обыкновенно забывают, но что происходит с завидной регулярностью. Народ у нас ушлый, найдет, как минимизировать этот самый грядущий «налог на тунеядство». Ну устроится человек на «минималку», чтобы лишь МРОТ платили, а весь остальной заработок будет оставаться все равновелико в тени. Или все пойдут регистрироваться безработными (процедура не такая несложная, но вполне осуществимая, особенно с учетом продолжающегося экономического кризиса). Волям в конечном итоге как бы еще больше не пришлось заплатить в виде пособий по безработице. Как говорится, голь на вымысел хитра.

Кстати, а как быть с обещанием не вводить новые налоги? Нет, я соображаю, «денег нет» и все такое прочее. Впрочем, чего это я об обещаниях-то…