«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

«Женя поспел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Среди потерянных был один из крупнейших специалистов по безопасности полетов

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Читайте первую доля: «Я долетел, а мама — нет»: истории жертв катастрофы Ан-148»

Среди потерянных — житель Санкт–Петербурга, 79–летний Борис Александрович Кармалеев. Изумительное стечение обстоятельств — он летел в Орск, чтобы читать лекции по безопасности полетов.

Товарищи рассказывают, что Кармалеев был родом из Новгородской области, из Старой Руссы, в свое пора закончил летное военное училище ПВО, работал сначала заправщиком аэропланов, потом летал на Ан-2. После увольнения в запас поступил в технический вуз, а после еще и закончил Академию гражданской авиации в Ленинграде. Защитив кандидатскую и докторскую диссертации, возглавлял различные летные курсы.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

— Борис Александрович работал в Целиноградском аэропорту пилотом, — повествует о его начале летной карьеры Нина Мирожниченко. Это была весьма хорошая школа. Набравшись опыта, он стал командиром летного отряда в Алма-Ате, а после и заместителем командира объединенного отряда. Потом Бориса Александровича переместили в Ульяновск.

Бывшие коллеги помнят его как инспектора в Алма-атинском управлении Штатской авиации. По всем сложным вопросам они шли советоваться именно к Кармалееву.

— Борис Александрович сам разрабатывал методики по предотвращению авиационных случаев, — рассказывает его коллега. – И вот такая смерть…

Коллеги известили, что Борис Александрович не должен был лететь в ту злополучную командировку в Орск, но заменил одного из преподавателей по его мольбе. У товарища по вузу возникли накладки с учебным планом.

— Борис вечно был безотказным, — говорит друг Кармалеева, Николай. – О нем можно немало говорить: пилот-ас, талантливый наставник, один из лучших специалистов по безопасности полетов в краю. А погиб, будучи простым пассажиром, когда от него ничего не зависело. Был предан небосводу и остался в небе.

«Наш ангелочек» Настя и Вика, мечтавшая о небосводе

Среди членов экипажа разбившегося «Ан – 148» была бортпроводник Анастасия Славинская.

— Настя — из военного городка Ясного, Саратовской области, — рассказывает ее знакомая Александра. — Мы обучались с Настей в параллельных классах. Это была очень добрая и озорная девица.

В школе №2 поселка Светлый учителя вспоминают Анастасию, как вдумчивую, прилежную ученицу.

— Излюбленным предметом Насти была литература, — говорит ее одноклассник Алексей. – Она весьма много читала, сходу могла выдать любую цитату.

— Еще она умела пять ладить с людьми. Хоть с кем могла найти общий стиль и помирить поссорившихся подруг. Про нее так и говорили: «Настя – миротворец», — дополняет произнесённое Ольга.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Одноклассники рассказывают, что у Насти был брат. Мама их воспитывала одна.

После школы девица поступила в Саратовский государственный аграрный университет имени Вавилова.

— Мы совместно успешно сдали экзамены в СГАУ. Два года учились на различных факультетах, а потом Анастасия решила выбрать другую специальность, перевелась в иной вуз, — рассказывает ее подруга Наталья.

Получив высшее образование в сфере рекламы, Настя отправилась в Москву, где закончила особую школу бортпроводников. В 2011 году она стала работать в «Саратовских авиалиниях». Товарищи говорят, что девушка могла выбрать любую авиакомпанию, но желала быть почаще дома, возвращаться в родной Саратов. Она весьма заботилась о своей маме.

— Мы звали Анастасию «Маленький ангелочек», — вспоминает Денис. — Я трудился в службе организации перевозок, она — стюардессой. Настя откликалась на любую мольбу, была очень душевной и отзывчивой. Я ее не помню в плохом расположенье. В ней жизнь била ключом. От Насти всегда исходил лишь позитив.

Коллеги говорят, что Анастасия Славинская была суперпрофессионалом, не раз поощрялась руководством компании. Немало внимания уделяла саморазвитию, постоянно поддерживала физическую конфигурацию, занималась фитнесом.

— Она была лучшей напарницей, очень ясным человеком, — говорит ее коллега Юлия. – На Як-42, Embraer-190, Ан-148 поспела налетать 2190 часов…

Бортпроводница Виктория Коваль — самая молодая из всех членов экипажа. Девице было всего 22 года.

Друзья погибшей непрерывным потомком оставляют комментарии на страничке Коваль. За сутки их напаслось порядка сотни.

«Викуся, ты мечтала о небе. Небо вечно с тобой теперь. А мы, на земле. Помним, любим, скорбим».

«Наидобрейший человечек, всех обожающий и прощающий. Всем готовый помочь. Бескорыстная и слишком беспорочная. Мы все придем проститься с тобой».

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

— Вика была очень мощной и целеустремленной девушкой, — рассказывает подруга погибшей. — Она вечно мечтала о двух вещах — встретить настоящую любовь и трудиться стюардессой. Ни то, ни другое долго не получалось.

Она закончила школу, после поступила в строительный колледж. Ее родители надеялись, что дочка образумится и позабудет о профессии стюардессы. Они не одобряли ее выбор. Вика не обладала модельной наружностью, просто симпатичная девчонка. Но настойчивости у нее было не занимать. После колледжа она все-таки устроилась на волгоградские курсы бортпроводников. И потом ее распределили в «Саратовские авиалинии».

В марте этого года Виктория Коваль должна была отметить год, как сбылась ее мечтание стать стюардессой — в авиакомпании она проработала чуть меньше года.

— Произнести, что Вика боялась летать, ничего не сказать. — продолжает собеседница. — Особенно первые полеты ей давались непросто. После любого рейса чуть ли не успокоительные пила. Волновалась сильно. Мы еще изумлялись, смеялись, спрашивали зачем ты выбрала эту профессию, если так страшишься полетов? Она отвечала — я люблю летать, а страх уйдет со порой.

— Ушел?

— Страх до конца так и не ушел. Вика психологически все равновелико настраивалась перед каждым полетом. Талисманчик носила с собой, иконку. А еще она весьма много ждала от 2018 года. Прочитайте ее предновогоднее послание…

Перед сражением новогодних курантов, Виктория опубликовала пост в соцсети, подвела итоги: «Я признательна Богу за каждый прожитый день, за то, что он поднял меня и не дал упасть. Под крышка года я добилась многого. Я стала тем, кем всегда хотела быть. Я наконец-то летаю. Благодарю, что я стала сильной. Спасибо за то, что изменил мою жизнь в лучшую сторонку. За то, что я чувствую вкус побед и радостей. 2018 год, я обещаю, ты будешь одним из самых моих блаженных в жизни».

Командир Валерий Губанов: был «афганцем», налетал 5 000 часов

Командир расколовшегося воздушного судна — 51-летний Валерий Губанов. Семейство мужчины проживает в Тамбове. Городские власти сейчас оказывают семейству всю необходимую помощь. В понедельник утром вдова, дочь и зять потерянного выехали в Москву.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Валерий Губанов был военным летчиком, «афганцем». После увольнения из армии трудился и жил в Тамбове. После перешел в гражданскую авиацию. Губанов не светился в соцсетях, не обожал публичность. Знакомые характеризуют его, как опытного, высокопрофессионального пилота и ответственного человека. На его счету 5 тысяч часов налета, из них почти половина на Ан-148.

В списке потерянных и авиационные техники Олег Сергеев и Андрей Ревякин. По информации информагентства «Независимые Новости», на минувшей неделе Ревякин был награжден памятным нагрудным известен к 95-летию авиации, как один из опытнейших работников авиационно-технической базы. Муж специализировался на обслуживании радионавигационного оборудования. В этом году Андрей Аркадьевич отметил бы 50-летний юбилей. В Саратове у него остались супруга и взрослый сын.

Авиатехник Олег отвечал за работу двигателей и планера. В саратовский аэропорт он пришел трудиться в 1988 году. В этом году он планировал широко отметить 30-летие своей летной деятельности.

«Алексей мог изменить ситуацию в России к лучшему»

Алексею Никитченко было итого 29 лет. Но, несмотря на достаточно молодой возраст, мужчина смог выстроить успешную карьеру в экономической сфере.

— Алексей был одним из самых подающих чаяния молодых экономистов, из тех, кто был способен изменить ситуацию в России в лучшую сторонку, — считает деловой партнер и товарищ погибшего Никита Исаев. — Мы с ним довольно плотно взаимодействовали по линии министерства экономического развития, когда Алексей еще сидел в научно-исследовательском институте. Впоследствии же он решил пойти самостоятельным линией и открыл свою фирму, которая занималась привлечением инвесторов в регионы.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Алексей довольно много летал по стране, после Орска собирался в Калининград — там курировал проект по стройке жилого микрорайона.

— Несмотря на то, что по большей части с Алексеем мы встречались в рамках деловой программы, он вечно находил место для шутки, для неформальной беседы. Про таких сообщают «настоящий». Не представляю, что сейчас испытывает его супруга, у них ведь недавно родился малыш…

Известные Алексея рассказывают, что в юности мужчина попал в серьезную автомобильную аварию. Длинно восстанавливался, но смог оправиться после травмы.

— Алексея никто не помнит без усмешки, хотя график у него был напряженный, из командировок он не вылезал, трудился 24 часа в сутки. При этом хватало времени и на спорт, плавал по несколько километров. С дитятей в свободное время не вылезал из бассейна. Ярый футболист и участник интеллектуальных игр, — таким Алексея запомнил его товарищ и коллега Владимир Буев.

«Доктор с большой буквы»

Угодила в тот злополучный 730 рейс «Москва – Орск» и 53–летняя Людмила Ковчуга.

— Людмила трудилась врачом-стоматологом в элитной стоматологической клинике в Орске, — повествует ее сестра Елена. — Всех одноклассников и друзей врачевала и протезировала бесплатно. А в прошлом году Люда получила премию «100 лучших предпринимателей России».

Ее дочь пошла по ступням мамы, поступила в Институт Дружбы народов, тоже планировала в грядущем стать стоматологом. Людмила как раз к дочке и летала в Москву. Но домой так и не вернулась…

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Коллеги именовали Людмилу Сергеевну «наше Солнышко». Сейчас они никак не могут поверить, что она вяще не войдет в свой кабинет, не подбодрит медсестер, не подскажет молодым докторам, как устроиться в сложном случае… У нее на столе осталась лежать кипа значительных бумаг. У Людмилы были большие планы на будущее.

— Жутко подумать, что ей довелось пережить перед гибелью, — сообщает ее коллега Ирина. — Они ведь только 4 минуты бывальщины в воздухе, потом случился отказ двигателя, пожар, острое снижение…

Пациенты говорят о Людмиле Ковчуге: «Это Доктор с большенный буквы. Очень внимательный и знающий специалист». «У Людмилы Сергеевны – золотые длани. Побольше бы было таких врачей». «Всю жизнь страшился ходить к стоматологам. А после визита к Людмиле Ковчуге этот ужас прошел. Мы даже подружились. Она не только отличный врач, но и добрейшей дави человек, всегда была жизнерадостная, оптимистка. Хороших людей Бог скоро забирает…»

«Родители гостили у нас три месяца»

На борту АН-148 очутился депутат горсовета Норильска Сергей Панченко.

— Сергей — это человек, какой открыл Крайний Север для множества актеров, режиссеров, журналистов, фотографов и иных деятелей культуры и искусства. Он воплощал в себе гостеприимство. Благодаря ему норд не казался таким уж суровым, рядом с ним всегда было тепло, весело и увлекательно. У него всегда была масса планов, идей и задач. Этот человек весьма многое делал и слишком многого не успел. Потерять его — трагедия для всех, кто с ним дружил и трудился, — вспоминает коллега погибшего Марина Смирнова.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Евгений Коротков — сотрудник компании «Европетролиум», с коллегами летел в Орск на завод — специалисты должны бывальщины проконтролировать работу сотрудников из ЮАР.

— Мы родом из Рязани, — сообщает мама Елизавета Васильевна. — Сын был в отпуске до воскресенья, коротал его дома со мной. Своей семьи к 39 годам создать не поспел…

В компании Женя работал менеджером, в Орске, как он рассказывал, глядел, как коллеги из ЮАР варят трубы. О беде мне сообщил Женин начальство — позвонил в 16.00. С дочкой ждем машину — нас отвезут в Раменский зона, чтобы взять анализы для генетической экспертизы. Сказали, сквозь 5-7 дней все будет готово. Хоронить сына будем на нашем погост в Рязани.

У пенсионеров Анатолия и Татьяны Карпухиных (им было 68 и 67 лет) в московском регионе существуют две дочери — Лариса и Елена. Вот что сестры рассказали правозащитникам:

— В этом году родители гостили у нас 3 месяца. У мамы в свое пора операцию на сердце в Бакулевском институте сделали, кардиостимулятор поставили, а каждогодне она должна была проходить обследование здоровья. Она в ездила в институт, а также с внуками помогала — одинешенек недавно появился на свет. В воскресенье мы проводили родителей на аэроплан, в последний раз с отцом созванивались в 14.00, прямо перед вылетом попрощались. Мы ожидали, что они долетят, как вдруг одноклассница стала писать, что в области упал аэроплан.

Наши опасения подтвердились — позвонили из МЧС. Родители были завоёванными людьми: мама — педагог, ветеран труда, отец — наладчик, отработал на заводе всю жизнь…

Смотрите фоторепортаж по теме:

Новые фото с пункты крушения Ан-148: фрагменты висят на деревьях

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

26 фото

Потерянные Екатерина Бойкова и Владимир Усачев были сотрудниками машиностроительного завода «Арсенал», что в Санкт-Петербурге. В Орск они летели в командировку- обсуждать с коллегами производственные проблемы. Завод занимается производством космических аппаратов и средств технического оснащения кораблей.

— Владимиру было 47 лет, Екатерине 22 года. Оба они запомнятся нам как отзывчивые и отворённые люди, полные оптимизма и любви к жизни. До Москвы они доехали поедом, а после пересели на самолет. О беде мы узнали очень быстро. Весьма соболезнуем родным.

У Владимира остались две взрослых дочери, Екатерина лишь начинала свой жизненный путь. МЗ «Арсенал» окажет семействам погибших всю необходимую помощь, в том числе материальную. Объявлен трёхдневный траур, — сообщают на предприятии.

Татьяна Cиницына (ей был 51 год) была работником строительной компании, неплохо известной в Орске. Неоднократно получала премии на областном степени.

Татьяна приехала в командировку в Москву 6 февраля. Также она планировала проведать дочь Юлию, кондитера по профессии.

Последний раз Татьяна написала Юлии СМС из самолета в 13.58 — она желала узнать, удачно ли долетели до места назначения другие родственники.

— Я отдала ДНК в Москве, также генетический анализ попросили сдать дедушку из Орска, — сообщает Юлия. — О смерти мамы я узнала сама, позвонив на горячую черту, в воскресенье днем еще точно не знали, погибла ли мама, а вечерком подтвердили…

«Женя успел сделать с папой последнее селфи»

Среди потерянных в авиакатастрофе — жители Новотроицка.

— В наш маленький город пришла огромная беда. Она коснулась утилитарны каждого жителя, — начала разговор местная жительница Ирина Морозова. — На этом спокойном рейсе часто наши летали, поэтому не удивительно, что на одном борту очутились почти все наши соседи. Лиличка Булатова, eй всего 34 года, она моя бывшая одноклассница. С первого класса с ней обучались вместе. Она была большая умница, подавала огромные чаяния, из приличной семьи. Работала в Москве. Летела к маме, отгул взяла на труду. Мы сейчас пытаемся связаться с мамой, но она не подходит к телефону. Надеюсь, с ней ничего не случилось…. Тем же рейсом летел и одноклассник моего супруга — Илья Ведиборенко. Нормальный мужик, работящий, по несколько недель сидел на вахте. В воскресенье решил поехать в отпуск, к семье. У него осталась супруга и ребенок.

Новотройчанка 32-летняя Оксана Красова с 5-летней дочерью Надей. Дама с ребенком жила в Москве. В тот день летела в гости к родителям. На вытекающий день после трагедии мошенники попытались нажиться собственно на этой семье. Опубликовали в сети трогательный пост о том, что семейство погибшей якобы бедна и сейчас нуждается в деньгах.

В ужасной авиакатастрофе погиб еще один ребенок — 12-летний Женя из Орска. На борту он был вместе со своим отцом Евгением Ливановым. Перед взлетом они поспели сделать последнее селфи.

— Женя был моим другом. Мы обучались в одной школе. Сегодня в школьном холле поставили траурную рамку, — повествует одноклассник погибшего. — Когда мы увидели это, то плакали всем классом. Вспоминали нашего товарища. Он был отличным парнем. Профессионально занимался конным спортом.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Известная семьи говорит, что супруга погибшего с момента трагедии не произнесла утилитарны ни слова.

— Поймите, Таня жила семьей. Это ее первый дитя, в которого она вкладывала всю душу, мужа обожала, такие семейства редко встречаются. Вроде она отпустила их одних на два дня, на какие-то состязания мальчик летал с отцом. Теперь она во всем винит себя. Повторяет одно: «Отчего меня не было с ними рядом?»…

На Ан-148 летела 53-летняя жительница Сочи Марина Калашник. Уже вторые сутки администрация приморского города ведет розыск ее родственников. Известно, что у погибшей есть сын. Однако найти его пока не удается. Воли курорта готовы взять на себя расходы на перелет и пребывание родственников в Москве для прохождения процедуры опознания, а также на транспортировку тела потеряннее в город Сочи и организацию похорон.

В списке погибших — 24-летний Фиргат Тулькубаев. Муж летел проведать родителей.

— Фиргат родом из Орска. Но там труд найти не смог и перебрался вместе с мамой в Мончегорск, — повествует коллега погибшего Артур Васильев. — Устроился к нам на труд в КГМК в рафинировочный цех, машинистом мельниц. Отработал примерно 6 месяцев. За это пора влился в коллектив, был не только отличным работником, но и душой компании. Но тосковал по своим товарищам из родного города, по братьям, сестрам.

В итоге выпросил себе небольшой отпуск с 8-го по 16 февраля. На 2 дня он слетал в Москву, погулять с товарищам, а 11-го вылетел в родной Орск. Сейчас наш начальник так жалеет, что выпустил его!..

38-летняя Наталья Мещерякова возвращалась в Орск к детям — старшему ребенку 20 лет, меньшему — 5. Наталья в столь молодом возрасте уже стала бабкой — недавно у нее родился внук.

Читайте материал «Крушение Ан-148 и знаки судьбины: экстрасенс увидел свою смерть»

Смотрите фоторепортаж по теме:

Лики жертв крушения Ан-148: фото из соцсетей, роковые совпадения

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

23 фото

Крушение самолета Ан-148, летевшего из Москвы в Орск. Хроника событий

Узнавайте первыми о случаях: подпишитесь на канал «Срочные новости» в Telegram.

Источник: mk.ru