Экономика поборов: откуда возьмут деньги российские власти

Экономика поборов: откуда возьмут денежки российские власти

Нефтедоллары закончились, теперь люди — это новоиспеченная нефть

Выдержка из книги В.Леонтьева.

Экономика поборов: откуда возьмут деньги российские власти
фото: Алексей Меринов

В марте прошедшего года в российской экономической статистике произошло важное, но незамеченное обществом событие. Росстат впервые за двадцать лет опубликовал эти межотраслевого баланса, который показывает соотношение между потреблением и производством. Этот метод математического разбора связей между отраслями экономики разработал и описал в 1925 году ученый Василий Леонтьев. Советские статисты опробовали его на практике в 1959 году, первыми в вселенной посчитав баланс в натуральном (по продуктам) и стоимостном выражении. Его чистоплотно составляли раз в пять лет (1966, 1972, 1977, 1982, 1987 гг.) за весь период существования СССР. Применялся и применяется метод и в иных странах — там он зовется input-output analyse, и его результаты размещаются на сайтах всех статистических служб: от Statistisches Bundesamt Германии до Statistisk Sentralbyrå Норвегии, не сообщая уже о таких странах, как США и Япония. На основе этих расчетов страна разрабатывает систему поддержки различных отраслей, прогнозирует занятость народонаселения, предсказывает и смягчает кризисы — этакая плановая экономика капитализма.

Уместно, именно Василий Леонтьев, исследовав структуру импорта и вывоза США, показал, что они вывозят высокотехнологичные товары с высокой добавленной стоимостью, завозя из неразвитых краёв дешевое сырье. Этот «парадокс Леонтьева» — то, на чем утилитарны зиждется современная экономическая и политическая мировая система.

После развала края и экономики уже российские специалисты попытались зафиксировать взаимосвязи между областями в 1997 году. И благополучно про этот метод забыли — подлинно, зачем анализировать то, чего нет?

Экономические новости последних месяцев не выделяются разнообразием — власти активизируют поборы. Собираются повысить целый налог на вмененный доход (ЕНВД), отменить льготу НДС на металлолом, собирать налог на собственность авансом. Иногда великодушно предлагают малому бизнесу выбор: налог на движимое собственность или налог с продаж. Не получается напрямую залезть в кошельки людей сквозь налоговую — не беда, можно увеличить косвенные поборы, тот же утилизационный сбор на автомашины. Фискальная политика государства выглядит как беспорядочно и хаотично принимаемые попытки попользоваться за счет своих граждан. Денег у нас нет, но вы держитесь — мы возьмем их у вас. Нефтедоллары закончились, сейчас люди — это новая нефть.

В предыдущей колонке в «МК» я писал о том, что в системе, при какой любой функционер слетает со своей должности вслед за своим начальником, ненужно пытаться искусственно сформировать эффективно работающих управленцев. Первая задача нашего государственного супруга — усидеть на своем месте и если уйти, то безболезненно и с денежками. Успеть выловить из протекающих мимо бюджетных рек как можно вяще, удерживаясь на качающемся должностном кресле как можно дольше. Вот какая задача стоит перед любым российским чиновником, какому некогда думать ни о выращивании новой элиты, ни о создании эффективной экономической системы, ни о долгосрочном (и даже краткосрочном) планировании.

Такая поведенческая модель не случайна. Вся нынешняя олигархическая экономическая верхушка сформировалась в 90-х, когда под первоначальным накоплением капитала подразумевалось разделывание гигантского тела уложенного титана советской экономики. Во время учебы в университете я с изумлением спрашивал своего профессора: откуда в нашей стране все эти вагоны периодической таблицы Менделеева, эшелонами уходящие за рубеж? Он мне разъяснил, что это — так называемые стратегические резервы. В Советском Союзе заводами правили с таким расчетом, чтобы даже в случае ядерной зимы с конвейера сходила военная техника. Эти «закрома отечества» и разграблялись до последнего.

Что уж говорить о втором популярном способе «наживания состояния» — знаменитых залоговых торгах. Напомню, как это происходило: правительство открывало в крупных частных банках счета, на какие переводило бюджетные средства, затем брало в этих же банках кредиты, отдавая под заклад акции госпредприятий. Как говорится в докладе Счетной палаты «Разбор процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за этап 1993–2003 гг.»: «Сделки кредитования Российской Федерации под заклад акций государственных предприятий могут считаться притворными, поскольку банки фактически «кредитовали» страна государственными же деньгами. Минфин России предварительно размещал на счетах банков — участников консорциума оружия в сумме, практически равной кредиту, а затем эти деньги передавались Правительству Российской Федерации в качестве кредита под заклад акций наиболее привлекательных предприятий. В результате банки, «кредитовавшие» страна, смогли непосредственно либо через аффилированных лиц стать собственниками бывших у них в залоге пакетов акций государственных предприятий». Прямое кража и мошенничество — вот чем отличились создатели современной экономической системы. Но они отлично понимали, что делали, а для их нынешних преемников это уже норма, в которой кушать «новая реальность», «отрицательный рост экономики» и прочий «несогласие от государственного эгоизма». Неудивительно, что за двадцать лет им не приходило в голову посмотреть, что выходит с межотраслевыми связями. И тот факт, что кто-то спохватился и решил в 2017 году составить баланс за 2014 год (в каком отражены не все отрасли), ничего, разумеется, не изменит.

А что изменит?

Недавно наш однопартиец Андрей Бережной выдвинул инициативу — обязать чиновников после завершения службы проживать в том же месте, в котором они начальствовали. Главы городов с народонаселением больше ста тысячи человек останутся в этих городах на десять лет, муниципальных образований — на пять лет. Звучит как мера пресечения при уголовном правонарушенье, но разве то, что эти люди порой творят со вверенными им регионами, не кушать преступление?

Конечно, подобное предложение спорно и должно размашисто обсуждаться, но идею передает точно — необходимо заставить чиновников почувствовать ответственность за свои поступки. Тогда и экономическую стратегию они будут строить, исходя из реального состояния областей; и управлять государством эффективно и с пользой для граждан, с которыми им придется существовать бок о бок после отставки.

Leave a Reply