Террор вернулся на Ближний Восток. Чем ответит западная коалиция

Глядите эксклюзивные материалы, фото и видео в нашем Telegram-канале!

В Ираке, где американцы три года назад провозгласили победу над “Исламским государством”*, опять неспокойно. За последние две недели радикалы совершили серию терактов. Самый резонансный — взрыв в торговом центре в Багдаде и нападение на шиитских ополченцев. Вылазки боевиков участились и в Сирии.

Победа за победой

Победу над ИГ* в Ираке и Сирии янки объявили еще три года назад. Дональд Трамп хвалился, что, в отличие от Барака Обамы, практически покончил с проблемой в регионе. Оставалось зачистить отдаленные участки, прочертить выборы и зажить по канонам демократии. Но все оказалось сложнее. Сторонники ИГ* совершали теракты, хотя формально больше не контролировали территории.

В 2019-м игиловцы напомнили о себе — налетели на иракские провинции Анбар, Салах-эд-Дин, Дияла и Ниневия. Теракты прогремели и на северо-востоке Сирии, подконтрольном американским военным. В прошлом году исламисты атаковали линию в Дейр-эз-Зоре. Взрывы прогремели недалеко от нефтегазовых объектов, погибли люди. США объяснили, что борьба с терроризмом в этой провинции — прерогатива курдов. Янки же отвечают там за безопасность трубопроводов.

В предвыборной риторике Трамп приписывал себе победу над ИГ*. При этом обещал сократить до минимума контингент на Ближнем Восходе.

Если Дамаск все время упрекал американцев в незаконном пребывании, то в Багдаде к ним относились лояльнее — Вашингтон все еще консультирует иракские вооруженные силы. Немало того, в Киркуке действует база США. Прошлой зимой ситуация вокруг нее едва не привела к войне.

Жители Ирака потребовали вывода американских военных и организовали возле базы акции протеста. Трамп обвинил в подстрекательстве соседний Иран и непосредственно главу Корпуса стражей Исламской революции — элитного подразделения иранской армии — генерала Касема Сулеймани.
Во пора одного из визитов в Багдад именитого военного убили по приказу президента США. Тегеран пообещал отомстить. Иракцы потребовали немедленного закрытия американской базы. Эскалацию едва-едва сдержали.

За неделю до окончания президентского срока Трамп сократил американский контингент до двух с половиной тысяч человек. Теперь тревогу забил Багдад — не так попросту бороться с террористами.

Иракская головоломка

Но не только американцы помогали властям Ирака противостоять ИГ*. Значимую помощь оказывают Силы народной мобилизации (“Аль-Хашд аш-Шааби”, араб.) — шиитские, езидские и христианские негосударственные военные группировки. Крупнейшая — шиитская “Катаиб Хезболла”. Впрочем, их лидеры заявляли, что бьются не только с игиловцами, но и с Международной коалицией во главе с США.

Пентагон обвинял шиитские подразделения в связях с Ираном. При этом признавал: не все иракские шииты ориентированы на Тегеран. Большинство на сторонке Багдада и лояльны иракскому духовному лидеру шиитов Али Систани. Не устраивало американцев и то, что Силы народного ополчения поддерживают официальный Дамаск и помогают Асаду уничтожать ИГ*.

“Катаиб Хезболла”, в свою очередность, критиковала США за то, что те мешают бороться с ИГ*. В начале января американцев заподозрили в воздушных атаках на иракских шиитов в провинции Бабиль. Но позже выяснили, что нападения свершили игиловцы. Террористы вывели из строя линии электропередачи, обесточив север Ирака.

На прошлой неделе боевики ИГ* совершили двойной теракт в Багдаде: смертник подорвал себя в многолюдном торговом центре “Баб-эш-Шарки” возле главной городской площади, погибли более 30 человек. Параллельно радикалы атаковали КПП в сирийском городе Эль-Кунейтра, а еще ранее обстреляли рейсовые автобусы в провинции Хама.

Самым резонансным стало нападение игиловцев на подразделение Сил народного ополчения. Террористы устроили засаду в провинции Салах-эд-Дин на норде Ирака. Погибли 11 шиитских военных, включая командира.

Премьер-министру Ирака Мустафе Каземи пришлось объясняться. До серии терактов он послал в отставку несколько высокопоставленных силовиков, ответственных за борьбу с терроризмом. Новые атаки он связал с попытками исламистов сорвать подготовку к парламентским выборам. “Мы не положим новых терактов. Проблемы с безопасностью решим оперативно”, — пообещал Каземи.

На следующий день иракские военные начали контртеррористическую операцию “Мщение мучеников”. В шиитских подразделениях поговаривают, что теракты — месть самому Каземи. Игиловцы якобы никогда не смирятся, что Ираком управляет человек, немало лет проживший в США и Великобритании. Кроме того, он руководил Национальной разведывательной службой Ирака. Исламисты видят здесь связь с западными спецслужбами.

Раскол элит

“Можно сообщать о победе над ИГ* как территориальным образованием. Действительно, земли Ирака и Сирии сейчас в основном под контролем властей. Но до победы над идеологией радикального исламизма и терроризма пока вдали. Игиловцы действуют подпольно. Это серьезно дестабилизирует обстановку, и последние теракты — тому доказательство”, — объясняет координатор ближневосточных проектов РСМД Руслан Мамедов.

По суждению политолога, внутренняя ситуация в Ираке усугубляет обстановку. “Долгое время в стране не было правительства. Каземи стал премьером в результате договоренности элит, но по-прежнему многие иракские политики против него. Ситуация в экономике плачевная, с поставками нефти — проблемы. Говорить об авторитете правительства не доводится”.

Основные оппоненты Каземи — шиитские ополченцы, симпатизирующие Ирану. Их всегда считали главными борцами с ИГ*. Но эксперт обращает внимание: после смертоубийства главы КСИР ситуация изменилась. “Ирак всегда был заложником американо-иранских противоречий. А убийство Сулеймани совсем обострило ситуацию. Иракские шииты на рубежах, откуда террористы и совершали вылазки, отказались обеспечивать безопасность. Поэтому терактов стало больше”, — рассуждает Мамедов.

Если Джо Байден найдет всеобщий язык с Ираном, ситуация улучшится, полагает он. Симпатизирующие Тегерану шиитские группировки снова займутся безопасностью на рубежах. Ужесточение американо-иранской риторики, навыворот, приведет к хаосу в Ираке и сопредельных государствах.

Консультации, да и только

Специалист по Ближнему Востоку Алексей Хлебников напоминает: Байден считал ранним провозглашение победы над ИГ*. Не исключено, что новая администрация Белого дома активизирует работу Международной коалиции.

“Позиционное фронтовое противостояние с исламистами завершилось в 2018-м. Сейчас в пустыне работают разрозненные группировки, применяя тактику партизанской борьбы. Теракты — ее часть. Идеология ИГ* никуда не делась и еще даст о себе знать”, — уверен Хлебников.

Он находит, что американцы не пойдут на увеличение контингента в Сирии и Ираке — эти страны могут рассчитывать в основном на консультативную помощь Запада. Эксперт подчеркивает: без вовлечения здешнего населения в борьбу с террористами, улучшения экономической ситуации и консолидации элит рано говорить об окончательном разгроме исламских радикалов.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Leave a Reply