«Перед крушением Ту-154 я заметил невероятное скопление птиц — тысячи»

«Перед крушением Ту-154 я приметил невероятное скопление птиц — тысячи»

Старик из Сочи, существующий на берегу моря, рассказал об аномалии

«Перед крушением Ту-154 я заметил невероятное скопление птиц - тысячи»
фото: youtube.com

Утро понедельника выпало немного облачным. Но дождь с рассветом прекратился. Погода будто смилостивилась, на море – целый штиль, ясно. «Мы боялись, что Сочи накроет недельными дождями, таков неутешительный прогноз выдали нам еще в воскресенье, — повествуют спасатели. – И вдруг, солнце. Повезло».

Железнодорожный вокзал Хоста. Тут сегодня многолюдно. Нет, никто не выезжает из города. За зданием вокзала располагается тот самый морской причал, откуда можно следить за поисковыми работами. Привокзальная площадь заполнена фурами «Кубань-СПАС». Тут же паркуются легковушки Следственного Комитета. Сюда привозят военных.

С раннего утра море тихое. Даже не шумит. Утихло за ночь.

— Ночью ребята из МЧС более-менее отдохнули, а с рассветом возобновили розыски, — рассказывает молодой парень, сотрудник правоохранительных органов, какого направили охранять прилегающую территорию. — Поймите, какие бы прожектора мощные ни поставили, вести труды в открытом море в темное время суток нереально. Ничего не видать. Насколько я знаю, работали около берега. Вот, что прибило, то и скопили.

По словам собеседника, за ночь не удалось найти ни одного цельного тела.

— Я общался с теми, кто непосредственно выходил в море. На ребят жутко было смотреть. Большинство из них совсем молодые, первый раз в подобный ситуации оказались. Когда выбирались на берег, у них губы тряслись. Не от морозы — от ужаса. Я первый раз такое вижу. К утру понедельника было замечено 80 фрагментов тел. Рассказывали, что плыли, и в море то там, то здесь выбрасывало останки. Чересчур сильный удар был.

По некоторым данным, в понедельник к 15.00 число найденных останков возросло до 140.

— Как это ни ужасно звучит, те же спасатели сообщают, что найти останки — это лучше, чем ничего. Близким обязательно надо похоронить. Ребята надеются, все закончить до Новоиспеченного года. Об этом их очень просили родственники погибших.

Пляж «Кавказ», где проходит спасательная операция, перекрыли со всех сторонок. Мышь не проскочит. Сегодня это место выглядит мрачно. А ведь еще недавно тут играла музыка, судя по заколоченному «Караоке», жарили шашлыки, забавлялись дети. Теперь все эти плакаты «С Новым годом», «Развеселые шарики», «Детская рыбка», «Бесплатные игры — шашки, шахматы, домино при аренде бунгало» и огромный баннер «Благодарю, Хоста!» — выглядят неуместно.

Именно эта набережная еще недавно являлась серединой развлечения Хосты. Здесь продавали билеты на экскурсии – в воскресенье кассы затворили, здесь в сквере влюбленных проводили время молодые люд, рядом гремел парк аттракционов, отсюда уходили в море здешние рыбаки. А сегодня здесь воцарилась тишина. Мертвая пояс. Даже чайки притихли.

От того места, где разрешено стоять, до причала, куда швартуются для лагеря катера спасателей – рукой подать. Не больше четырехсот метров.

— Была дана команда в понедельник возвысить все, что можно. Так что трудятся ребята на износ. Но никто не жалуется. Уходят в море, возвращаются и опять идут обратно. Прислали подкрепление. Первоначально было 60 водолазов. Ныне приехали еще человек сто, — продолжает собеседник. – Вроде ввели точное место падения лайнера. К сожалению, глубина там пристойная. Если еще в воскресенье все найденное поднимали специальными крюками с кораблей, то тут уже и водолазы бессильны что-то сделать. Потребуется специальная техника, чтобы возвысить со дна что-то. Но оборудование у нас хорошее, все уже сюда доставили.

Вдалеке веднеют суда. Сколько до них метров? На глаз и не определишь. Местные, какие приходят сюда, считают от 1,5 до 5 км.

Когда долго стоишь и глядишь на спокойное море, кажется, ничего и не происходит. Через какое-то пора ловлю себя на мысли, что катера практически перестали подходить к пирсу. Сходит, результатов нет?

— Поймите, непростая ситуация сейчас. Требуется пора. Еще усилились подводные течения, что затрудняет работу моторных ладей, — поясняет коренной житель Сочи.

«Накануне трагедии я приметил невероятное скопление птиц — тысячи»

Направляюсь к противоположной сторонке пирса. Дорога идет вдоль железнодорожных путей. По ней безостановочно проносятся машины, груженые оборудованием, спецтехникой. Вдоль пути разбиты ларьки. Все работает. Продукты, одежда, украшения. Лишь сегодня все это никому не нужно.

— Вчера к нам еще заходили ребята из МЧС, водичку им отдали даром, по мелочи кое-что, — говорит продавщица одной палатки. – Я им задала проблема: «Ребятушки, что же все-таки произошло?». Они как воды в рот набрали. Ни слова не вымолвили. Вышли. И лишь один оглянулся: «Все очень печально». А через какое-то пора мимо наших ларьков стали проносить черные мешки. Их было немало. Слишком много.

К беседе присоединилась местный житель.

— Когда мы разузнали о трагедии, сразу прибежали сюда. На пирсе уже работали следователи. Опрашивали всех, на объект, может, кто что видел, слышал, — вспоминает парень лет двадцати. – Изумительно, но все отрицательно мотали головой. Вот и я, живу неподалеку отсюда. Окна моего дома сходят прямиком на море. Слышимость обычно хорошая. Но в этот раз ничто не расшибло тишину. Ни одного постороннего звука не раздалось. Удивительно, что даже таксисты, какие работают круглосуточно и дежурят у вокзала, что в десяти метрах от моря, тоже ничего не слышали. Ни хлопка. Ни гула моря. Ничего.

То, что самолет рухнул бесшумно, удивляет немало. Напротив пирса МЧС – несколько древних жилых домов – одинешенек трехэтажный, пару частных владений. Прохожу в один из них. Навстречу – пожилая дама.

— Наш дом – ближайший к месту крушения. И я обычно сплю чутко. А тут проснулась, лишь когда в небо поднялись вертолеты и завыли сирены, — сообщает пенсионерка. – Потом включила телевизор и обалдела. Размышляла, ошибка какая. Невозможно ведь такой махине негромко упасть в море.

Рядом, подперев подбородок, облокотился на деревянные перила старец. Смотрит вдаль. Туда, где ведут работы спасатели.

— Я ведь любой день здесь стою по много часов. Ноги меня не носят вдали, поэтому наблюдаю со своего привычного пункта, — начинов разговор мужчина. – Накануне трагедии я заметил удивительную картину над морем. Птицы. Стаи птиц кружили в тот вечер над тем пунктом, куда предположительно упал лайнер. Нет, вы не поняли, и ради господа не подумайте, что я полоумный, это были не просто стаи, это было какое-то невообразимое скопление птиц, косяками летали. Их были тысячи. Я такого отродясь не видывал, сколько существую здесь. А когда утром узнал о трагедии, первым делом поразмыслил, может, действительно, птицы тому виной? И вот я уже второй день стою тут и думаю об этом. Но разве кому интересны наблюдения старца?

— То есть выходит, вы уже второй день наблюдаете за поисковыми трудами?

— Да. Вот, даже бинокль принес. Как я понял, больше всего предметов, останков и частей самолета собрали именно в первые сутки. Сквозь несколько часов после случившегося отсюда выезжал огромный «КамАЗ», доверху груженный черноволосыми мешками. Мне потом пояснили, что там были вещи погибших. Наверное, музыкальные инструменты, сумки.

Ближе к обеду на причале Хоста народу приметно прибавилось. Хотя, кажется, что люди отсюда далеко и не уходили. Горожане внимательно следят за ходом поисковой операции. Дамы молятся, старики уселись на лавочку и молча смотрят вдаль. Болтают головой: «Никогда уже это море не будет прежним».

Я стою совместно со всеми. Неожиданно рядом: «Природа почувствовала беду и утихла, — бородатый мужчин будто вел беседу сам с собой. — Ведь еще пять дней назад на море стоял ужасный шторм. Я еще тогда собирался порыбачить, да испугался. А после трагедии море, как подменили. Гляньте, какое гладкое. Это редкость зимой. Но сейчас тоже не до рыбалки, перекрыли всем выход в море до новогодних праздников наложили запрещение».

— Если штиль на море, почему останки унесло в сторонку Абхазии?

— Штиль не означает отсутствие подводных течений. Как раз сейчас пришагало их время. Я еще месяц назад, когда в море выходил, то поверхность тоже была покойная, но неожиданно нашу лодку подхватило и понесло, точно по горной реке. Ранее, лет пять назад, Черное море не было таким строптивым, а сейчас видаете, что случается. В холодное время года эти течения усиливаются. По вестям, именно сейчас пик водоворота. Поэтому останки и унесло вдали. Как это ни прискорбно звучит, но боюсь, что спасателям удаться поднять на сушу вдали не все, что забрало море.

Набережная постепенно заполняется цветами и духовными свечками.

На скамейке сгорбилась девушка. В ярком зеленом пальто. Сидит уже минут 30. Переминает персты. Подойти к ней никто не решается. Рядом раздается шепот: «Вроде родственники потерянных все-таки приехали в Сочи». Снова смотрю на нее. Она замечает. Закрывает лик руками. К ней подбегает молодой человек. Обнимает ее. Быстро уходят.

А в небосводе неожиданно показались стаи птиц. Сколько их? Сотни? Нет, тысячи. Чайки – над морем. Гули – на суше. И сразу вспомнился старик с рассказом о внезапно прилетевших птицах.

«Родственники потерянных отказались смотреть на море»

Я отправляюсь в морг, куда гадательно свозили тела и останки погибших. Здание располагается в Центральной доли Сочи. От места крушения лайнера до центра города – двадцать минут езды.

— В воскресенье нас предупредили, чтобы мы бывальщины готовы принять тела погибших и провести опознание. У нас самый крупный покойницкая в городе. Конечно, по тревоге мы подняли всех лучших специалистов. Но после нам сказали, что опознавать тела все-таки будут в Москве. Это неизменное решение. Вдали от дома людям будет тяжелее протекать страшную процедуру, — рассказали сотрудники морга.

Центральный покойницкая здесь называют «Мавзолеем». О том, что именно сюда доставляют останки потерянных, говорит лишь один факт – слишком много кругом полицейских и людей в камуфляжной форме.

Но о деталях трагедии никто не распространяется.

В понедельник прошла информация, что двенадцать семей погибших прилетели в Сочи. По первоначальным этим, всех планировали поселить в гостинице «Аврора». Отель располагается в пяти минутах ходьбы от того пункты, где идут поисковые работы. А его окна выходят прямиком на тот самый пирс.

Подхожу к воротам. Упираюсь в табличку: «Въезд сурово по пропускам». Навстречу – два крепких парня: «Посторонним вход воспрещен».

Чуть запоздалее сотрудница отеля пояснила, что родственников погибших решили оградить от внимания не лишь прессы, но и местных жителей.

— Но номера всем забронировали, — подтвердила дама. – Кое-кто сегодня вроде, и правда, заселился. Вот лишь комнаты им достались не самые лучшие. Лучшими у нас считаются те, какие с видом на море. Но те, кто потерял близких в трагедии, отказались его видать.

Читайте материал «У сына был золотой голос»: родные опознали жертв крушения Ту-154»

Смотрите фоторепортаж по теме:

Лица погибших в катастрофе Ту-154: в списке жертв 92 человека

«Перед крушением Ту-154 я заметил невероятное скопление птиц - тысячи»

29 фото

Крушение Ту-154 в Черноволосом море. Хроника событий