Под вывеской «Мария Шарапова — о допинг-скандале»

Под вывеской «Мария Шарапова — о допинг-скандале»

Кто и как использует имя лучшей российской теннисистки

Под вывеской
фото: Наталия Губернаторова

Начну с самой свежей новинки. Пресс-служба крупного турнира в Мадриде, который будет проводиться в мае, известила о том, что выделила Шараповой специальное приглашение (wild card) в основную сетку. Людям, дальним от тенниса, это может показаться щедрым жестом в адрес Размахивай. Тем, кто в теме, наоборот, ясно, что любой турнир будет блажен предоставить лучший корт российской суперзвезде. А ранее симпатичным сюрпризом для всех оказался рабочий визит Марии в Москву для участия в нескольких рекламных мероприятиях. Разумеется, не стало и без общения с прессой. Тут я вынуждена констатировать, что заданные журналистами проблемы вызывают смешанные чувства, среди которых доминируют оторопь и недоумение, переходящие в возмущение. Всеобщей впечатление от нескольких интервью: задача была просто поснимать на видео Шарапову, какая что-то говорит, что угодно. Вот Мария говорит: «Я мечтала вернуться на свою сцену». И на недоумение журналиста поясняет: «Корт — это моя подмостки». Журналист пожимает плечами и продолжает про то, что Шарапова для своих 29 лет не так уж и нехорошо сохранилась. Я сижу в растерянности: а подробнее-то? Маша, соскучились по теннису? По корту? По ударам по мячу со всей мочи, по сжатому кулаку и оглушительному: «Камон!»? Она хочет об этом сообщать, ну спросите же ее, что она пережила, когда у нее пытались отобрать дело всей ее существования! Она смогла доказать в суде, что нарушение было непредумышленным и добилась сокращения дисквалификации! Она самая титулованная из всех теннисистов в истории края, она объехала весь мир, в ее честь поднимают наш флаг и звучит наш гимн, и она возвращается, поговорите с ней о спорте! Но нет, нет, нет… «Маша, вы отлично выглядите». — «Спасибо». — «Как вам это удается? А то мы никак от праздников не отойдем». Всерьез?!

Найдутся потом люди, которые в соцсетях возмутятся приторностью этих нескончаемых «спасибо», а как еще воспитанный человек должен отвечать на комплимент? Если тебе так неймется известить красивой женщине свое мнение о ее внешности, ну сделай это! Этикет позволяет! Но в финальную версию официального интервью твоего телеканала это зачем вводить? А что можно ответить на вопрос одной из журналисток: «Как вы сгоняете калории?» Ну, ребят, подавайте подумаем. А что могла ответить профессиональная спортсменка Мария Шарапова, а не заплывшая тусовщица из московского ночного клуба? Да-да: «Я вкалываю в спортзале, пью немало воды и зеленых соков, соблюдаю расписание и обо всем этом без утайки строчу в открытом доступе в соцсетях». И, в конце концов, «мне всего-то 30 будет в апреле, а не 67, как вашим здешним звездам», думаю я про себя. Очередной вопрос от телевизионного корреспондента: «Мария, отчего именно сладости?». И Маше только и остаётся, что удержать усталый вздох и в тысячный раз ответить на вопрос, который она, разумеется, уже слышала здесь же, в Москве, на презентации своего бренда, несколько лет назад. Такое впечатление, что пришагавшие на интервью люди просто не понимали, кто перед ними. И я с унынием думаю о том, что пара человек, которые действительно знают теннис и в состоянии оценить уникальность Марии, и среди них мой давнишний приятель Даниил Сальников, как раз в это время работают на турнире в Питере. И никто не задаст ей проблем, ответы на которые болельщики будут жадно читать и обсуждать. В пресс-релизе, разумеется, нет прямой речи Марии с ответами для цитирования, предупреждающими все эти распространенные (желая и понятные по формату) вопросы. Да и самого пресс-релиза нет — «лишь после мероприятия». А почему? Отстаньте, вот почему. Зато в пост-релизе, полученном всеми российскими СМИ после мероприятия, красуется перл «четырехкратная победительница ТБШ», ну в самом деле, не поправлять же текст четырехлетней давности из-за такой мелочи, как победа Марии на Отворённом чемпионате Франции в 2014-м году? На пресс-службу рассчитывать не доводится, из обрывков информации, снисходительно сцеживаемых представителям СМИ, известно лишь, что на интервью «никаких шансов». Потом стало известно, что все проблемы были согласованы. Что ж, это многое объясняет. Понятно, что Маша не набалована российской журналистикой. В интернете есть видео (моё, например), как ей задают чистосердечно идиотские вопросы

или долго читают пошлые стихи под тяжелое молчание сорока человек в зале пресс-конференций международного турнира. Беспомощная организация общения с прессой преследует Марию в России, от этого у немало натурально срывает резьбу, они начинают спрашивать ерунду или… подносить подарки. В феврале 2016 года в Москве девушка, ведущая пресс-конференцию, при мне — и при Маше — врет в очи главе голландской делегации, которая в коридоре подходит разузнать, почему пресс-конференция закончилась без вопросов на английском. Маша чету секунд ждет, скажут ли ей, что необходимо вернуться и закончить труд, но, увидев, что уже выдана другая информация, покидает пресс-центр. Дело затворено, голландцы остались ни с чем, девушка уверена в своей правоте. Это вообще бич этих мероприятий, эти люд, уверенные в своей правоте. На московских сотрудников, временно сообщающих от имени Маши, нападает одна и та же болезнь. Они не только демонстрируют сложное оборот лица и преисполненность чувством собственной важности, но и полнейшее безразличие к тому, чего журналисты — профессиональные журналисты — собственно, желают от международной звезды спорта, которая сама держится куда несложнее и уважительнее. Они не так много и хотят — нормально снять видео или записать отчетливое аудио. Я прихожу на мероприятия с участием наших игроков как представитель СМИ, и у меня кушать определенные ожидания. Однако, любые наши вопросы о расписании и хронометраже предстоящего события встречаются как притязания. Просьбы дать место нормально поставить камеру воспринимаются как прихоти и нытьё. А уж требование выйти из кадра и не закрывать собой Марию и вовсе воспринимаются, как собственные оскорбления. И я опять слышу бормотание людей с камерами: «Всё как вечно». И всегда, всегда фотографы от организаторов встают в полный рост и помешивают работать операторам, не потому, что, как может показаться, организаторам чистосердечно плевать, получится ли у операторов картинка, а потому, что они никогда не интересовались этим проблемой в силу низкого уровня профессионализма или его полного отсутствия. У меня кушать видео с разницей в несколько лет, но с одинаковым сюжетом, которые никогда не увидят свет, и не потому, что там слышен мат парней с телевидения, а потому, что они невозвратно испорчены слоняющимися в кадре людьми. И пусть это звучит, как нытьё — мне всё равновелико. Люди, которые бывали в этой ситуации, знают, что второго дубля не будет, ведают, каково это и знают, что я говорю правду, этого мне достаточно. По суждению одного из специалистов старой школы, кому я доверяю,

спортивная журналистика у нас есть на уровне дна. Люди цитируют соцсети, не глядя — и не вникая — копируют товарищ у друга новости, по свистку умалчивают о том, о чём велят. В ночь приезда Марии крупная и как-то приличная спортивная газета выпускает новость с заголовком «Шарапова приехала в Москву и заказала борщ и пельмени». И с текстом из одной строчки… про борщ и пельмени. И снимкой еды из соцсетей. И всё. Всё. Крупная спортивная газета — всё! Причины ограждать Размахиваю от неадекватов есть. Но как это допускают сами журналисты? Почему невозможно говорить о том, о чем сама Мария желает сказать открыто? Как будто это не Маша повествовала Чарли Роузу, как всё было, когда она находилась в расположении сборной или в зале, где проходило слушание — надо попросту спросить. Год назад в Москве во время командных соревнований я спросила у ее агента Макса Айзенбада, уместно ли задать Марии проблема о феминистском книжном клубе Эммы Уотсон, в который она вступила, или об акции Стеллы Маккартни в поддержку жертв домашнего силы, в которой она участвовала. «Если она перед вами — вы можете задавать ей любые проблемы», — последовал ответ. «Мария, какие условия вам предлагала интернациональная федерация тенниса, предложив умолчать о вашей положительной пробе, как они это мастерили с другими спортсменами?» Почему не задать этот вопрос? Вероятно, ответ Марии на него придаст импульс процессу выяснения обстоятельств и установления распорядка, процессу, который, я подозреваю, не закончен. Ведь менеджеры, так, олимпийского чемпиона Поветкина, коллеги Маши по несчастью с мельдонием, тоже бывальщины убеждены, что у них все вопросы решены, о чем и сказали мне, объясняя свое нежелание судиться за вынесение препарата из списка запрещенных, куда он добавлен без оснований. А ведь прибери его из списка — и сотни допинговых дел канут в небытие, дисквалификация той же Размахивай отменится, а у Поветкина исчезнет пункт «повторное нарушение» на грядущей. Но нет, они выбрали бездействие. И были повторно атакованы. Не можете справиться напрямую: «Мария, это по вашей просьбе доктор Глебов сделал заявление о позитивной пробе на мельдоний у американки Лепченко?». Ну зайдите издали, узнайте, поддерживает ли она или кто-то из ее команды связь с врачами сборной края, упомяните о его интервью, дайте ей возможность выдать информацию в формате, неопасном для

ее окружения. Вы журналисты или кто? Спросите, когда она узнала, что группа европейских докторов, которые сотрудничают с МОК, доказала, что мельдоний не допинг. Об этом ей строчили болельщики в соцсетях, кстати. И о других исследованиях тоже. И это написано в решении корабля по ее делу. Спросите, известно ли Марии о планах наших чиновников судиться с WADA за выведение препарата из списка? Или ей дали постичь, что судиться за нее никто не будет? Ни одного вопроса про спонсоров, особенно тех, кто не отрекался от контрактов и стоял с Машей с начала до конца судебного процесса! Разумеется, ведь эти вопросы не пропустят коммерческие отделы СМИ, которые не желают делать кому-то бесплатную рекламу… Как-то мало журналистку демонстрировали, думаю я с сарказмом после просмотра одного интервью, в каком, конечно, нет ни одного серьезного или нового вопроса. «Вы просто завидуете!», отвечаю я сама себе. После Маша говорит о том, что ее очень поддерживала команда. А ее тренер, желая речь шла и о деньгах, остался с ней. И она это очень ценит. Почему вот сейчас не справиться, оказывала ли поддержку Федерация тенниса России? И, увы, нельзя исключать, что некто из сборной опять наврет в социальных сетях, как год назад, что Маша подавала автографы только тем, кто купил конфеты ее бренда. При том, что Маша принесла с собой стопку открыток для тех, у кого с собой нет чего-то подходящего для росписи. Еще одно видео — и опять всё то же… И получается сомкнутый круг, «журналисты» в очередной раз покрасуются в кадре с бесполезными проблемами. Их рекламные отделы настойчиво будут убирать из текстов упоминания торговых марок. Маша присядет в кадр на фоне логотипа, на который работала с детства, но фон размоют. Ее партнеры, люд, которые сделали большую работу, создали продукт, вложили мочи, время, деньги, получат минуту славы… Рекламодатели уплатят за размещение рядом с пустышкой. Аудиторию завлекут заголовками, а увлекательного интервью не покажут. В итоге обмануты оказываются все. Беспомощность телеканалов в переговорах — и на выходе мы имеем рекламное видео о деловой даме на фоне ее продукции, скучное интервью с вопросами под копирку и равными ответами. С женщиной, которая, если захочет, может часами повествовать интереснейшие вещи о себе и спорте, надо просто справиться. С женщиной, которая, в конце концов, была участницей самого оглушительного скандала в спорте за последние годы и вышла из него победительницей. А самым оглушительным он был именно из-за нее. И как вот из такого материала сделать проходные интервью?

Какой-то одинешенек большой «цирк с конями». Я присутствую при игре, в которой люд используют друг друга и пытаются друг с друга поиметь максимальные выгоды при минимальных вложениях. Я, как болельщик, разочарована. Люд называют себя журналистами, а по сути, это говорящие головы, декламирующие подводку к рекламному ролику. И им, видимо, хватает факта наличия в одном кадре с Машей для удовлетворенности собой и ощущения себя профессионалами. А Маша приехала в Москву и использовала центральные российские СМИ в своих мишенях, так им и надо. Это те же самые люди, которые больше полугода добавляли в любой заголовок с ее фамилией слово «допинг» или «скандал». Одни — даже в цитату Тарпищева. При том, что он слово «допинг» не выговаривал вообще. Это те же самые люди, которые публиковали, например, открытое враньё организаторов турнира в Питере о том, что Маша так хотела там сразиться выставочный матч, и они даже делали об этом куда-то запрос и им даже на этот запрос отозвались отрицательно… Один из телеканалов гордо назвал интервью «Мария Шарапова о допинг-скандале». Угадаете, о чем собственно не было ни слова в этом интервью? О допинг-скандале. Это лживые фразы, написанные в расчете на камарильи (то есть просмотры), а значит — на лучшую продажу рекламы. А дебош… Скандал-то собственно был в том, что Международная федерация тенниса попыталась угробить карьеру лучшей российской теннисистки с молчаливого согласия наших спортивных чиновников. Беспорочное слово, всему есть предел. И если они доведут ситуацию до того, что Маше придется выступать под нейтральным флагом, я первая прикрикну с трибуны «Вперед, Мария!». По динамике всего выходящего я давно сделала вывод, что Маша не заинтересована в российском базаре. А сама она говорит обратное, «именно потому, что продажи мармелада шагают хорошо, мы решили привезти и шоколад». Но тогда мне, как опытному менеджеру сферы услуг, совсем не ясна стратегия по распространению бренда в России. И почему в партнерах нет крупного интернет-магазина с доставкой по всей краю. А есть небольшая сеть, представителями которой мне было произнесено, что в прошлый раз им чуть не разнесли магазин, что показалось организаторам совсем излишним (болельщики еще какие-то ходят тут, топчут по помытому), потому в этот раз сеть магазинов устроила закрытый междусобойчик для держателей карт.

В чем я разуверяю адресовавшегося ко мне за информацией давнего читателя моего сайта. И говорю: «непременно приезжайте!» Потому что знаю, что Маша никогда при возможности не откажет в автографе. И вечерком того же дня я получаю счастливое сообщение с благодарностью, потому что впервые с 2004 года человеку удалось пообщаться с Машей, она произнесла «Здравствуйте!» и подписала мячик! …Возвращаясь к специальным приглашениям: завязалось всё с того, что организаторы одного из любимых турниров Марии, в Штутгарте, сделали всё необходимое для выступления трехкратной победительницы состязаний прямо в день завершения дисквалификации. Билеты на 26 апреля — день первого матча Размахивай — были проданы за 1 день (!) в начале января, разом после сообщения о ее участии. Ситуация усложняется тем, что у публики уже кушать определенные ожидания. Сказать, что турниры в последнее время кой-каким образом изнывают от однообразия — это ничего не сказать. Ведь, помимо прочего, сейчас в отпуске по уходу за дитятей находится бывшая первая ракетка мира и двукратная чемпионка турниров Большенного Шлема белорусская теннисистка Виктория Азаренко, в апреле 2016-го года ездившая в Москву и игравшая за свою сборную, как нам подсказывает простейшая математика, на раннем сроке беременности. Вика вернулась после травмы и набирала ход. На пике конфигурации Азаренко демонстрирует фантастический теннис, и красивейшие, полные мощи и эмоций, матчи с великими соперницами — Машей Шараповой и Сереной Уильямс — уже взошли в список лучших матчей, как минимум, десятилетия. И всё шло к тому, чтобы белоруска притязала на большие титулы второй половины сезона, но уже летом она официально огласила о перерыве в карьере. И это окончательно убило интригу в туре на ближайший год, в котором остался только один вопрос: хватит ли у Анжелик Кербер сил противостоять Серене Уильямс? Ответ мы все ведаем. Знаменитые хакеры, обнародовавшие список причин на разрешенный зачисление допинга известными спортсменами, не имеют перед нами обязательств. А жалко. Мне бы лично очень хотелось у них узнать, что на этот раз одобрил сотрудник интернациональной федерации тенниса доктор Миллер для приема лучшими американскими теннисисткам всех преходящ и народов, сестрами Уильямс, 35 и 36 лет от роду соответственно… Такого одобрил, что они в глянцевитой манере громили молодых и мощных соперниц две недели сряду и разыграли между собой титул на первом в году турнире Большенного Шлема. Героически, полагаю, при этом преодолевая душераздирающие диагнозы,

в лечении каких помогают только сильнодействующие препараты из списка WADA… И меня изумляет степень табуированности этой темы в публичном пространстве всемирного сообщества. Я вполне допускаю, что получу обвинения в расизме и сексизме за мое любопытство по этому проблеме, это отработанная схема в этой компании. Я, конечно, не Евгений Слюсаренко, какой — страшный человек — за 5 месяцев(!) до Машиной «всё пропало»-пресс-конференции черноволосым по белому написал, что кто-то из наших, ребята, будьте осмотрительны, вот-вот попадется на мельдонии(!). Но то, что эта группа людей продолжит штурм на российский спорт, я вам скажу и без сверхспособностей, это не вызывает у меня сомнений. На этот момент Женская теннисная ассоциация (WTA) по-прежнему не ответила на мое послание с перечнем вопросов о нескольких ситуациях в этой сфере. Ни о позволениях на допинг в соревновательный период для узкого круга игроков, ни о позитивном тесте Лепченко. Это нарушение закона РФ о средствах массовой информации, и, видимо, с этим необходимо будет что-то делать в обозримом будущем. Зато разом после получения запроса к прессе вышел директор WTA и заявил, что Размахиваю с нетерпением ждут в туре и будут ей очень рады. Это крепко сняло градус напряженности, все публичные флюгеры наконец получили курс для формирования «собственного мнения». Тоже результат, подумала я, прочее может и подождать. Год назад, за месяц до злополучной пресс-конференции, агент Марии Макс Айзенбад в интервью Владасу Ласицкасу произнёс, что это последний приезд Шараповой в сборную. Специалисты смеялись в кулак от заявки Размахивай на парный матч, вице-президент ФТР Евгений Кафельников язвил в твиттере, что «она приехала на лавке посидеть», а сама она строила планы на завершение карьеры. Как я поняла, по расчетам Марии, в 2016-м, после завоевания еще одной медали (может, и золотой? а отчего нет? сами видите, как оно вышло в Рио), она должна была уходить из профессионального тенниса и сосредотачиваться на своем бизнесе, играя в теннис лишь на своем, именном, турнире в Лос-Анджелесе. И путешествуя по миру по собственному расписанию. Сейчас же ей придется приложить максимум усилий, чтобы вернуть своей фамилии незапятнанное чемпионское сияние. И сделает она это сквозь победы на крупнейших турнирах. Здесь интересно понаблюдать, как изменились озвучиваемые перспективы. Еще осенью официальной версией был план Размахивай играть как минимум

до 2020 года, до летней Олимпиады в Токио. Это вселяло уверенность в болельщиков и, полагаю, спонсоров. Однако в своих интервью в Москве 1 февраля Маша выдала первые нотки сомнения в подобный долгой карьере, ссылаясь на зависимость от своих физических кондиций. Мария обыкновенно прямо отвечает на прямые вопросы. И к этим словам открыто стоит прислушаться. Говорит, что может не сыграть — увы, так и будет. Удобопонятно, что Международная федерация тенниса, хозяйка столь любимых Марией состязаний, вряд ли изменила свое отношение к теннисистке, карьеру какой пыталась сначала использовать, а потом, не преуспев, разрушить. Подавать им в руки очередной козырь самой богатой спортсменке планеты открыто не следует. И поэтому в СМИ идет информация про то, что неизвестно, что там с Токио, дайте пока что в этом сезоне сразиться нормально. Для меня это признак того, что реабилитация репутации Размахивай идет лучше, чем планировалось. И попытки завистников продолжать раздувать негатив проваливаются. И дама, за 15 лет выдающейся карьеры ставшая символом женского тенниса, опять становится для них недосягаемой. И публика утомленна и хочет хороших новостей о своей любимице, трудолюбивой умнице, великой чемпионке, чье вешней возвращение в профессиональный спорт будет оглушающе прекрасным. Остается лишь от души пожелать Марии Шараповой новых больших побед. Подавай, Маша!